https://vestiirk.ru/?episode_id=3941 https://vestiirk.ru/?episode_id=3941 https://vestiirk.ru/?episode_id=3941

Деревянный исторический памятник сгорел в Иркутске

7 декабря 2015 г. 21:09
Обложка новости
© ГТРК «Иркутск» / Алексей Бондаренко, Елена Малышкина, Наталия Сальникова, Юлия Гроздова

Огонь не жалеет даже модерн с эклектикой. В Иркутске сгорел деревянный двухэтажный жилой дом — исторический памятник. Общество по охране объектов культурного наследия региона считает — сожгли деревяшку специально, строительные фирмы.

— Две бабушки жили тут, на втором этаже. Вот, я помню, поднимался по этой лестнице и она была целая. Сейчас, конечно, кругом гарево. Всё капитально сожглось.

Он не был тут с мая 2003 года. Григорий Красовский. Историк, правозащитник да и просто, человек, который любит свой город. По обугленной лестнице, невзирая на опасность — сверху свисают обгоревшие брёвна и доски — мы поднимаемся на второй этаж.

— Это просто ужас! О, чей-то телевизор. Как только люди-то остались в живых. Вот с чем надо бороться властям!
— Ооо, как тут всё изменилось-то!

Беда пришла ночью. Пожар начался с кровли, говорят жильцы и очевидцы. Люди едва спаслись. И это был явный поджог — считает Алексей Чертилов. Он вообще уверен — в историческом центре Иркутска не бывает случайных и нечаянных пожаров.

— Идёт целенаправленное уничтожение деревянного центра города. Той его части, ради которой Иркутск и попал в предварительные списки всемирного наследия, — говорит председатель ИРО Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Алексей Чертилов.

— Двери, они имеют рисунок модерна. Это очень редко для Иркутска.

Таких домов в Иркутске не более полутора десятка. Этот — в списке памятников историко-культурного наследия значится как Усадьба Барского: доходный дом. Построен в конце ХIХ века. Когда-то, до революции, здесь была гостиница. Затем квартиры превратились в коммуналку, но в нескольких комнатах на втором этаже жила родственница Моисея Писаревского — одного из первых иркутских аптекарей.

Вот она — Клавдия Михайловна. Нужный сюжет мы нашли в архиве, в 2003 году снимали, кстати, тоже сразу после пожара.

 С фонариками, а что делать? До 11 светло на улице, потом фонари на улице горят, в окна светят, сыпется всё по-страшному. Головёшки собираем здесь, в сенях, — говорит Клавдия Кривенцова.

— В этом сундуке-то как раз и хранились архивы владельца аптеки Писаревского. Там была масса фотографий.
— Вот эти фотографии…

12 лет назад, вот в этих комнатах на втором этаже жила Клавдия Михайловна Кривенцова. Она была дальней родственницей Моисею Писаревскому. В обожжённом сундуке среди обожжённых бумаг мы нашли вот эту старинную фотографию. Осталось только выяснить: кто на ней изображён? Возможно, сам Писаревский.

Куда девалась бабушка Клавдия? Неизвестно. Сегодняшние погорельцы ничего не рассказали. Единственный, кто с нами поговорил — Андрей Каленик.

 Кто-то, может, специально это сделал. Раньше вон там дом стоял, потом выгорел. Сейчас там «Сбербанк» стоит. Наша деревяшка. Домой приходил, там тепло, хорошо, а тут такая штука! — говорит жилец дома № 15 по улице Дзержинского Андрей Каленик.

Все найденные фотографии и документы мы очистили от сажи, отсканировали, и постараемся найти их владельцев, чтобы вернуть семейный архив. А дом на Дзержинского, 15 будет ждать реставрации. Если, конечно, дождётся.