Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Река забрала всё. Как живут после наводнения жители деревни Паберега Тулунского района

В пятницу в Прибайкалье прошел день траура. Жители Тулуна зажгли свечи в память о жертвах стихии. По официальным данным, погибло 25 человек, 9 числятся пропавшими без вести.

Нелегко сейчас приходится пострадавшим от наводнения. В Тулуне, сообщают нам жители, очереди за гуманитарной помощью, часами, иногда и днями они ждут специалистов по оценке жилья. Разруха на улицах, дома. И неизвестность, будут ли сертификаты, удастся ли на выплаченные деньги что-то восстановить. Но хуже всего, как выяснил Алексей Пятков, сейчас в деревнях, в которые тоже зашла вода. Репортаж из деревни Паберега Тулунского района.

Сюда не ступала нога волонтёра, и нет тяжёлой техники. Автобус до Тулуна стоит 100 рублей. Да и тот ходит раз в неделю. От деревни Паберега с населением 150 человек до города 50 километров.

— Палатка здесь мы ночуем покамися…

У Татьяны Гоморовой — четверо детей. Семья переехала сюда из Тулуна и жила в основном подсобным хозяйством. После паводка приходится выживать. Дом затопило под крышу. Мебель, одежда, книги — всё на выброс.

— Что было в последнее время, какие-то запасы, так и живём на них. Ну по 10 тысяч нам выплатили компенсацию. В городе у нас дом затонул. Но этаж наш не затонул. Но по 10 тысяч можно, мы получили. И всё, — говорит жительница деревни Паберега Татьяна Гоморова.

Соседям через дорогу повезло, если можно так сказать, чуть больше. Ночуют в телеге, обедают за уцелевшим столом. В дом уже неделю никто не заходит.

— Во воды докуда было. Нынче здесь жить не будем.
— А где?
— Не знаю. Может в город переберёмся, но там тоже беда. Может, хаты и не будет, —
говорит житель деревни Паберега Анатолий Морозовский.

Картофель, капусту и все остальные насаждения семьи Морозовских унесло вниз по реке. Как и остальные жители деревни, они тоже доедают остатки того, что смогли спасти. Гуманитарная помощь в Паберегу почти не доезжает.

— Уже дня три-четыре не возят.
— И сказали больше возить не будут.
— А чё уже можно пить с колонки??? Мне кажется рано её пить.
— А кто сказал, что возить не будут?
— Тут ездили какие-то на машине, сказали последняя гуманитарка вам.
— Здорово…
— А гуманитарка она вообще была только от людей, от правительства ничего не было нам.

Во время паводка воды здесь было даже больше, чем в Тулуне. Около 16 метров, утверждают жители ПАбереги. После этого в деревне закрыли фельдшерский пункт. Восстанавливать его администрация не собирается, говорят люди. А ведь до ближайшей больницы отсюда 30 километров.

— Мы здесь маленько прибрались, а здесь только начали…

Ушёл под воду и деревенский детский сад. И теперь с этими игрушками вряд ли можно будет играть. Котёл, который отапливал здание не работает, полы повело. Постельное бельё скорее всего теперь пойдёт на тряпки. А уборкой занимаются сами работники.

— Сказали своими силами убирать. Приказ свыше. Сейчас вот звонила в сельский совет, главе администрации, чтобы хотя бы какую-то бочку нам с водой дали, потому что нереально воду носить флягами или вёдрами, чтобы мыть нам это всё, — говорит заведующая детским садом деревни Паберега Ольга Крылова.

Свою ферму Надежда Алексеенко с мужем строили почти 20 лет. Они же были и главными работодателями в Пабереге.

— Вот было 120 куриц, осталось 10 и петух 11-ый.

Сейчас пенсионерке только и остаётся наблюдать, как спасатели пробираются к завалам. Мусор, который несло с Тулуна и деревень выше по течению, уничтожил почти все постройки. Трупы животных до сих пор разлагаются на жаре.

— Мы сейчас нищие стали. Были нормальные, жили. Концы с концами мы сводили, нам хватало и на посевную и на уборочную. А сейчас ноль. У него 10 тысяч пенсия и у меня, — говорит пострадавшая Надежда Алексеенко.

Вода затопила деревню настолько быстро, что спасти почти ничего не смогли. Утонули сотни свиней, десятки коров — в основном телята, курицы. В реку смыло почти 100 тонн зерна. После такого у мужа Надежды Алексеенко прихватило сердце — сейчас он в больнице. Ущерб ещё не считали, но даже по самым скромным оценкам — не меньше 10 миллионов рублей.

— 10 тысяч нам дали, и 50 тысяч дадут, что у нас дом не затопило, а вот холодильник и прочее. А вот что там у нас поуплыли аж на улицу у рабочих, это не считается. Сказали, больше одного холодильника не даём списывать, — говорит пострадавшая Надежда Алексеенко.

Масштаб разрушений на ферме велик настолько, что Надежда затрудняется сказать, будут ли её восстанавливать. Ждёт пока муж пойдёт на поправку. Правительство Иркутской области обещало компенсировать потери тем, кого кормила земля. Но сам механизм выплат ещё прорабатывают в минсельхозе. Покроют ли они реальные убытки сельчан — тоже вопрос открытый. Вот и остаётся людям лишь сидеть и смотреть на реку, которая забрала у них всё.


0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.