Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

45 лет БАМу. По легендарной магистрали проехались те, кто ее строил

Больше четырех тысяч километров сквозь тайгу и вечную мерзлоту. 45 лет грандиозной стройке СССР — Байкало-Амурской магистрали. Умирает ли БАМ? В 90-х много говорили, что его строили зря. Что не нужен ни стране, ни людям. Но сейчас магистраль загружена на 100% и потребность в грузоперевозках только растёт.

В честь юбилея по знаменитой железной дороге отправились те самые романтики, которые совершили на БАМе свой подвиг. Вместе с ними проехалась в праздничном поезде и наш корреспондент Елена Татаренкова.

Наш необычный поезд выехал из Иркутска. Навстречу ему из Хабаровска двигается точно такой же. Через неделю они встретятся в Тынде. В вагонах — ветераны-строители БАМа. Десять дней мы будем ехать по рельсам, которые проложили здесь эти пожилые романтики 45 лет назад.

— Это был 78ой год. В декабре месяце 18 дней температура держалась от — 55 до — 63 градуса.
— Как же вы работали?

— Рельсы-то знаете при такой температуре их же обычно пилят, если рубки делают. А то вот так вот ставят, кувалдой тык — и отпилилася, и её нету.

— К обеду разогревало и ехали.
— 40 нормально, да?
— Да.

Романтика романтикой, а учиться комсомольцам приходилось на месте.

— Плотники, бетонщики, сварщики — обучали и учили.
— Отсеивали-то многих?
— Не было таких случаев, что кто-то сбегал. У кого-то мать заболеет. У кого-то семейные сложности, —
говорит руководитель бригады строителей БАМа, герой социалистического труда Виктор Лакомов.

Те, кто приезжал на стройку по комсомольской путёвке, здесь и оставались. Покидали ее единицы. Немного цифр — на 4 тысячах 300 километрах пути эти люди возвели 2200 мостов. Они шутят, что БАМ — это мосты, соединённые рельсами. И проложили 31 километр тоннелей. То есть, каждый десятый километр магистрали — надземный, а каждый сотый — подземный.

По 15-километровому Северомуйскому тоннелю мы ехали почти 17 минут. Самый длинный ж/д тоннель России строили 26 лет. Аналогов в мире по экстремальности работ ему нет. Четыре тектонических разломов, из которых с напором в сотни кубометров в час поднимается вода, радиоктивный газ радон, горячие термальные воды, которые здесь научились замораживать. Тоннель открывают только для прохода поездов — здесь поддерживают особый микроклимат.

По пути в Тынду у нас 15 остановок. Чем меньше посёлок — тем теплее встреча. Их жители говорят, что из всех праздников — этот для них самый главный. Проблем здесь не меньше, чем в других маленьких населенных пунктах России. Кичера стоит под выселение. Там заоблачные цены на коммунальные услуги. В Куанде совсем нет врачей. И во всех без исключениях посёлках нет работы. Однако уезжать отсюда хотят не все.

Особое удовольствие — разглядывать вокзалы. Их строили казахи, грузины, азербайджанцы и другие представители Союзных республик. Поэтому все они абсолютно разные. А в пути у нас — своя культурная программа.

— Поставил новые струны. Думаю, а вдруг меня подведут новые струны дорогой. «Какую песню спеть тебе родная. Спи, ночь в июле только 6 часов…» Раньше пел нормально, а теперь, видимо, с возрастом, — говорит строитель БАМ, победитель проекта #МОЙБАМ Лев Терюшков.

— Я напишу свою лучшую песню, если будет угодно судьбе. И первой ее сыграю тебе, конечно тебе.

Балбухта. 1602 километр. «Золотое звено» БАМа. Именно в этой точке сомкнулись западная и восточная ветки магистрали. На это потребовалось 10 лет.

Через неделю мы были в Тынде — столице БАМа. Здесь встретились два эстафетных поезда из Иркутска и Хабаровска, делегации из Москвы.

— Сколько мы слышали, сколько мы шли туда, в Тынду. Но только в мечтах было — когда это будет. Какое счастье, это завершение логическое моей мечты, — говорит строитель БАМ, победитель проекта #МОЙБАМ Лев Терюшков.

— Мы строили БАМ вместе!

— Моя сестра замужем за грузином. Мой брат — герой Абхазии. Кичера, бурятский участок БАМа. Она стороила Нию Грузинскую. Это я. Мы все — одна команда! — говорит строитель БАМ (Абхазия) Ферида Авицба.

Династия Фериды и сейчас работатет на БАМе. Посчитали, что уже больше ста лет.

БАМ — это последний подарок нашей промышленности от СССР. Его сдали всего за полгода до горбачевской перестройки.

— Они все остались такими же молодыми. Спроси любого — кто на БАМ поедет?
— Я!
— Я!
— Все поедут!

— У этих ветеранов есть их БАМ, и есть их братство. Грустно, но у нас такого не будет. «Как же? — говорят они. — Вторая ветка строится». «Бросить всё и ехать туда?» «Конечно, почему нет?». Вот тут и понимаешь, как велика между нами разница. И почему нет.

0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.