Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

2 года без омуля. Как живут без легальной рыбалки байкальские поселки

Не останавливают ни штрафы, ни уголовная ответственность. Уже два года на Байкале нельзя ловить омуль. Мера была вынужденной. Рыба исчезала. О запрете долго говорили, а потом все-таки ввели. Как сейчас живется рыбацким поселкам, а главное — что с популяцией омуля?

На рыбном рынке поселка Листвянка затишье. От некогда былого ажиотажа не осталось и следа. Из-за дождливого лета на Байкал приехало мало иностранных туристов. А жители Иркутской области и соседней Бурятии не особо предпочитают заменитель омуля — северную рыбу пелядь.

— Мы стоим, деньги за это получаем. А у нас нет выручки.

Как долго продлится мораторий на вылов байкалького золота, неизвестно. Отдыхающие признаются, что соскучились по омулю. Но покупать незаконно добытую рыбу, как и продавать — себе дороже. За это предусмотрена уголовная ответственность.

— Некоторые люди обманывают и выдают пелядь за омуль. Но омуль намного вкуснее. У него вкус совершенно другой. Это можно почувствовать. Передать невозможно, — говорит жительница Улан-Удэ Жанна Лютова.

Жители прибрежных байкальских поселков говорят, запрет на добычу омуля привел к социальной катастрофе. Многие лишились работы. Населению туристических территорий повезло чуть больше. Рыбаки стали охранниками гостиниц. Или катают отдыхающих на катерах. Но такой бизнес легким не назовешь. Для того, чтобы подготовить документы на прогулочный катер, например, нужны серьезные средства.

— Чтобы открыть, сделать в среднем получается, хотя государство говорит, что это недорого, чтобы привлекать людей, делать документы, в среднем это получается от полутора до 2 миллионов, — говорит житель посёлка Листвянка Петр Марчуков.

А это таежное село Онгурён Ольхонского района. Дорога сюда плохая, постоянного электричества нет, работы тоже. После запрета добычи омуля начался отток населения. Остались только бюджетники, пенсионеры и те, кто пытается заниматься сельским хозяйством. Но и здесь не все так просто. Населенный пункт находится посреди национального парка, где действуют жесткие ограничительные меры.

— Самое страшное, что они не разрешают пасти. Пастбища на территории Онгуренского муниципального образования небольшие. Территория национального парка. Они могут отказать, не пасите. Я не знаю, как будут жить. Пенсионеры, может, и задержатся. А безработные, которые живут за счет личного подсобного хозяйства, те, конечно, будут разъезжаться, — говорит жительница села Онгурён Татьяна Халтанова.

Запрет на вылов омуля ввел два года назад Минсельхоз из-за того, что популяция рыбы снизилась до катастрофических отметок. Специалисты считают, говорить сейчас о положительных результатах пока рано. Но отмечают — ценная рыба начала подниматься на нерест даже к тем местам, где омуля раньше и не видели.

— Запрет на вылов байкальского омуля приносит свои плоды. И при надлежащем исполнении запрета достаточно реально возобновление промышленной добычи омуля в ближайшие 4−5 лет, — говорит старший помощник Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Наталья Рягузова.

Сейчас у сотрудников контролирующих ведомств горячая пора. С 1 августа и до 15 ноября идет нерест. Но это не останавливает браконьеров. Больше 170-ти нарушений. Только за две недели изъяли две тонны омуля. Санкции серьезные. Штраф за вылов одного хвоста — 7280 рублей. И плюс уголовная ответственность. Дело возбуждают даже за одну рыбу. По данным оперативников, в основном незаконная добыча идет в Бурятии. А почти все задержанные там скупщики — из Иркутской области.

— Потому что фактически основной рынок, основная реализация в Иркутске. Хотя омуль байкальский есть уже и в Москве, — говорит и. о. руководителя Ангаро-Байкальского ТУ Федерального агентства по рыболовству Ринат Енин.

Нарушителей выявляют во время рейдов на Байкале. Скупщиков ищут и сотрудники ГИБДД. Досматривают машины не только на федеральной трассе, но и проселочных дорогах.

— Как у вас в автомобиле оказалась рыба?
— Приобрел.
— У кого?
— У рыбаков.
— С какой целью?
— Коптить. Себе кушать.

Почти все нарушители в один голос говорят, пошли на дело не от хорошей жизни. Но ущерб несоизмерим с выгодой. Всем задержанным за два месяца скупщикам и браконьерам придется выплатить ущерб в размере 6 миллионов рублей.

0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.