Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Война за метры. В Иркутске собственники квартир не могут в них даже зайти

В Иркутске квартиры продают вместе с жильцами. Так, в доме номер 7 на улице 30-й Дивизии квадратные метры с «бонусом» прикупила иркутянка Олеся Янковская. Прежние владельцы не хотят делиться с ней жильём.

Олеся Янковская вместе с девятилетней дочкой снимает жильё в Иркутске за 20 тысяч рублей. При этом выплачивает кредит за трёхкомнатную квартиру, которую купила всего за полтора миллиона рублей в прошлом году. Но она оказалась с сюрпризом. В «трёшке» живёт мужчина, которого не могут выселить даже по суду. Хотя у него в собственности есть другая жилплощадь.

— Он работает в нефтяной компании, у него хорошая зарплата, он участвовал в приватизации. Государство ему же предоставило жилое помещение. В настоящее время у него есть автомобиль. Есть двухкомнатная квартира. Т. е. человек ни в чём не нуждается, — говорит жительница Иркутска Олеся Янковская.

С просьбой освободить жилплощадь к нежеланному гостю иркутянка ходит часто. Но, как выяснилось, нежеланный гость здесь она. И кроме мужчины в квартире с 92-го года проживает семья Нины Редькиной, у неё даже есть ордер.

— Она же покупала, она прекрасно знала, что здесь живут люди, ну купи другую квартиру.

Дом номер 7 на улице 30-й Дивизии известен почти всем инстанциям Иркутска. Здесь уже много лет идёт война между собственниками квартир и бывшими работниками трикотажной фабрики. Она обанкротилось в начале 2000-х.

— После того как трикотажная фабрика закрылась, в этом доме на 30-й Дивизии начали продавать квартиры вместе с жильцами.

Ликвидация предприятия не означает, что жильцы тоже должны ликвидироваться. И закон, объясняют юристы, пока на их стороне, поэтому решения суда разрешают им жить в своих квартирах. Олеся Янковская говорит — что жильё это с обременением — не знала. В договоре купли-продажи это не было прописано.

— Суд доказывает, что есть обременение, она говорит, что нет. Ну о чём мы можем с ней говорить, — говорит жилец дома Нина Редькина.

У неё есть право только владеть этой квартирой, всё. Ни зайти, ни жить не имеет права. У меня есть решение суда, по которому вы не имеете права сюда даже зайти.
Повлиять на эту ситуацию никто не может. Ни уполномоченный по правам человека, ни администрация, ни полиция — везде ответ один — это разборки пользователей квартиры.

— Ваше бумажка — это право собственности, а право проживания и пользование — это за нами.

Олеся Янковская сдаваться не намерена. Сейчас она хочет любыми путями вселить хотя бы свою дочь в комнату, где проживает мужчина, и обжаловать все прошлые решения суда:

— Я готова прийти в эту квартиру, приковать себя наручниками и находиться там.

Ну, а бывшие работники фабрики, которых тут около 20 семей, продолжают держать оборону.

0
0
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.