Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Лихие 90-е возвращаются? Как изменилась преступность в регионе, в областном ГУВД проанализировали данные

На неделе в Иркутске задержали группу «домушников». Подозреваемые вскрывали отмычками двери и выносили все ценные вещи, вплоть до бытовой техники. Прямо, как в 90-е.

«Девяностые возвращаются». Все чаще мы говорим об этом, когда происходят преступления, как тогда. А в областной полиции решили заглянуть в архивы. Что выяснили?

Машины, машины. В 90-х так свою ласточку на ночь никто не оставлял. По крайней мере, здесь, в одном из самых криминогенных районов Иркутска Ново-Ленино. В лучшем случае разбили бы окно и вытащили магнитолу. Но нередко можно было выйти и вообще не найти свой автомобиль. А сейчас вот так спокойно стоят. Главное — вовремя занять местечко.

Опасно на улице ночью было находиться не только машинам. Александр Бурдинский хорошо помнит то время — газированная водка в банках, использованные шприцы в каждом подъезде, «кормушки» с очередью наркоманов. Только в его дворе от героина погибло более 10 сверстников. 90-е прочувствовала на себе, говорит, вся семья.

Мама в 90-е занималась бизнесом. Частной практикой. Она врач. У нее было помещение. И это помещение в итоге ушло рэкетирам. Потому что не смогла бороться, — говорит житель Иркутска Александр Бурдинский.

Его самого однажды ранили ножом прямо в подъезде среди бела дня. Оставленный во дворе на ночь автомобиль тоже грабили. У брата даже угнали. В общем, обычное дело для лихих 90-х.

— Купил машину на аукционе. Тогда это все сложно было. Приехал к нам. Буквально через несколько дней. Зашел на полчаса. Спускается — машины нет. Ему сразу позвонили, как-то заявили — выкупай. В итоге он ее выкупил, — говорит житель Иркутска Александр Бурдинский.

 В то время были актуальны грабежи шапок. Женщины вынуждены были предпринимать меры по сохранению своего имущества. Поэтому к шапке пришивалась резинка. Резинка надевалась ни в коем случае ни под горло, а на плечи. Как варежки в детстве, — говорит заместитель начальника штаба ГУ МВД РФ по Иркутской области Марина Шалагина.

У Марины Шалагиной модная норковая шапка тоже была. Она только пришла работать в ново-ленинский отдел милиции. Поэтому оперативники быстро привлекли молодую девушку к поиску грабителей головных уборов. Она была приманкой.

— Я шла впереди. За мной на некотором отдалении шли оперативники. И вот мы вечерами, когда стемнеет, гуляли здесь по малой Розе. Удавалось поймать? Иногда удавалось. Преступники тоже внимательные товарищи, — говорит заместитель начальника штаба ГУ МВД РФ по Иркутской области Марина Шалагина.

— Здесь я собирал какие-то громкие дела. Ориентировочки всякие. Педофила вот ловили, поймали. Вор компьютеров, 30 краж, раскрыто. Этот еще больше краж. Уже умер.

В папке -личный архив. Уже давно его забросил, говорит замначальника иркутской полиции Герман Братчиков. За дежурство тогда каждый оперативник выезжал не меньше, чем на 10 происшествий. Процветали кражи, разбои, грабежи, из квартир выносили даже одеяла. Но всё это казалось мелочью по сравнению с убийствами. А их только в одном районе неспокойного Иркутска набиралось за год около ста.

— Рембыттехника, Чехова 19. Мы сидели на рабочем месте. Вечер был. Происходит громкий взрыв. Как выяснилось, там кого-то взорвали в машине. И это было такое явление, не из ряда вон выходящее, а происходившее довольно часто. Один расстрел Киселя на Труде чего стоит, — говорит заместитель начальника МУ МВД России «Иркутское» Герман Братчиков.

Вот эти архивные кадры. Стадион «Труд». Декабрь 2002 года. Вечером возле восточной трибуны неизвестные обстреляли из автоматов Калашникова два автомобиля. Восемь человек погибли, среди них криминальный авторитет Павел Киселев, по прозвищу «Кисель»:

— Мы стояли, жгли мангал. Началась пальба. Я слыхал четыре очереди. Саня мне говорит, там конькобежцы бегают, петарды стреляют. Я говорю, на петарды не похоже.

— 90-е — это когда перестрелки на улицах, это когда бандиты друг друга убивают и расстреливают. В центре города сколько было в то время расстрелов. Я помню, даже тогда при очередной перестрелке одна девочка ни в чем неповинная. Жила в доме. Просто вышла в магазин сходить за хлебом. И буквально из-за двора обходит, и пуля отрекошетила. И девочку просто убило, — говорит заместитель начальника штаба ГУ МВД РФ по Иркутской области Марина Шалагина.

  И угрозы были, и покушения на меня. И заказывали меня за 60 тысяч рублей. По тем деньгам устранить. Тогда я был еще заместителем начальника управления, — работал в УБОП Иркутской области с 1993 года Федор Чернышов.

Киселёв, Бердуто, Скрипник, Стариковы. Бывший начальник УБОП Федор Чернышов знает не понаслышке эти имена лидеров ОПГ, на счету которых десятки убийств. Региональные управления по борьбе с организованной преступностью появились в стране в 93-ем. Вынужденная мера. Нужно было остановить огромный вал разбоев и грабежей. Ведь бандиты действовали нагло, ничего и никого не боясь.

— Они не боялись, потому что у них была дисциплина. Получше, чем в силовых структурах. У них предательство расценивалось, как смертная казнь. И они сами устраняли тех людей, которые пошли на контакт с правоохранительными органами. И физически устраняли. У них на кону стояла жизнь. И нам было сложно подобраться к этим группировкам, — работал в УБОП Иркутской области с 1993 года Федор Чернышов.

Сейчас Федор Чернышов работает в Центре информационной безопасности. В наши дни еще сложнее подступиться к организованной преступности, считает он. С кровавого пути она ушла в экономику и политику.

В этой пожелтевшей папке — статистика всех преступлений в регионе, начиная с 96-го года. В ГУВД тщательно изучили архивные данные. Самый неспокойный год выдался 99-ый. Почти 77 тысяч преступлений.

 Были составы особо тяжких преступлений. То есть это грабежи, разбои и убийства. Это тенденция 90-х и 2000-х годов. Сейчас такого нет. Основной пик этих преступлений — это мошенничества, — говорит заместитель начальника отделения статистики и контроля ИЦ ГУВД РФ по Иркутской области Лариса Бойко.

После 2000-го количество преступлений постепенно пошло на убыль. Для сравнения в прошлом году зарегистрировано около 45 тысяч. Но вот интересный факт — в Иркутске, Ангарске, судя по архивным данным, цифры почти на одном уровне. А в Братске преступлений уменьшилось вдвое.

— Это, видимо, склеп, в котором покоится прах одного из авторитетов преступного мира. Верещага по кличке. Бойцов Сергей был вором в законе. Кличка Боец. А Верещагин — авторитет преступного мира. Серьезный в Иркутской области. При делении сфер влияния между бандитами произошли какие-то свои разборки. И в результате этих разборок они были расстреляны в Москве. Оба. В один день.

Бывший сотрудник СОБРа проводит экскурсию по ново-ленинскому кладбищу. Так получилось, что бандиты из 90-х и те, кто с ними боролся, здесь лежат рядом в одной земле.

0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.