Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Неделя в режиме самоизоляции. Как Иркутск её провел

А ведь неделю назад у нас был всего один подтвержденный случай заражения коронавирусом. Во вторник в Иркутской области введен режим самоизоляции. Что это значит? Сидим дома в прямом смысле. Работаем удаленно, если это возможно. Разрешено лишь выходить до ближайшего магазина или в аптеку, выносить мусор и выгуливать животных. Такие меры сейчас действуют в десятках регионов страны.

В области режим обязательной самоизоляции ввели 31 марта. Но то, что мы видим на улицах сейчас, похоже на режим «так называемой самоизоляции». Иркутяне разделились на два лагеря: одни боятся выйти из дома, другие надеются на «авось пронесёт».

— Дело в том, что я дую в саксофон и раздуваю весь вирус, короче, и практически, можно сказать, потихоньку я спасаю этот мир.

— Сегодня 31 марта, второй день так называемой карантинной недели, на улице хорошая погода, и как мы видим, не все смогли усидеть дома.

— Мы пару дней просидели дома, вот и нужно выйти прогуляться немного и снова вернуться на карантин.

— Если на 24 часа запирать себя дома, то можно ещё хуже себя чувствовать. Ну, посидишь ты неделю, две, но до вакцинации это само собой не пройдёт, — говорит житель Иркутска Фёдор Швецов.

Молодые люди нас заверили — все меры профилактики соблюдают, дистанцию держат, руки дезинфицируют. «Доступ к детским и спортивным площадкам в Иркутске закрыли на время нерабочей недели». А вот других спортсменов даже ограждающие ленты не останавливают.

— Сегодня прохожу мимо, смотрю, ребята занимаются, не удержался, тоже пошёл. Но у меня с собой бумажка, я протёр перила. У нас с собой гель для рук на спирту. То есть я всё протёр, позанимался, перчатки выкинул, руки протёр.

Полиция и Росгвардия проводит рейды на предмет соблюдения самоизоляции жителями, но на площадках всё ещё встречаются семьи с детьми. А вот на дорогах трафик меньше, да и в общественном транспорте стало потише.

— Люди, заходя в салон, стараются садиться друг от друга подальше. Чтобы хотя бы как-то соблюдать дистанцию.

— Всё равно меньше народу стало. И на улицах тоже меньше. А вот скажем так, по ночам как-то активизируется народ всё равно.

Рестораны, бары и другие общепиты в Иркутской области с 30 числа осуществляют лишь доставку, торговые и развлекательные центры закрыты. Работать можно только аптекам и магазинам с товарами первой необходимости.

Но в Усолье-Сибирском как будто и нет карантина. Жители прислали нам видео, где рассказывают, что открыт IT- сервис, канцтовары, салоны обуви, магазины для парикмахеров.

— Вот магазин обуви у нас тоже открыт, спокойно работает, люди заходят. Всё нормально. Усолье живёт, ребята.

В Иркутске тоже есть непослушные предприниматели, которые работают вопреки указам. Некоторые идут на хитрость. Штучно выставляют товары из списка первой необходимости, которыми раньше и не торговали.

Что касается наказания непослушных. Предпринимателям грозит штраф до 20 тысяч рублей либо приостановление деятельности до 90 суток. А тем, кому выдали предписание об обязательной самоизоляции, если нарушат — то вплоть до уголовной ответственности. На остальных жителей региона действует другой закон — закон самосохранения.

И его соблюдают сознательные люди. Кто действительно опасается за свою жизнь и здоровье. Вот например, Анастасия Андронова гуляет с детьми только на балконе, на улицу выходит при острой необходимости.

— Вот так я похожу в магазин, в аптеку. Закупаюсь быстро, выношу мусор, самое необходимое и домой, — говорит жительница Иркутска Анастасия Андронова.

Дома всегда есть чем заняться, скучать семье не приходится, рассказывает иркутянка.

— Так что время карантина мы проводим ярко и красочно.

Из дома не выходит и труженица тыла Матрёна Волкова. Ей 94 года, люди в таком возрасте особо уязвимы к вирусу. Мы проводим самодезинфекцию и общаемся через окно.

— В войну мы знали, что это война. Враг видимый, а это что? Невидимый враг даже на расстоянии. Ну ведь не было такого. Это первый раз, сколько лет я живу, — говорит жительница Иркутска Матрёна Волкова.

Но Матрёна Ивановна — женщина со стержнем. Не унывает, относится ко всему спокойно. Гречкой амбары не набивает, алкоголем не закупается.

— Я не боюсь, отбоялась, моя дорогая. Я в войну-то не боялась.

А вот, кто действительно переживает, так это люди, которые могут остаться без средств существования в период пандемии. В руках у Елизаветы Петровой заявление на административный отпуск до 30 апреля, за свой счёт. Но счета у девушки только кредитные и их надо оплачивать. Она работает в ювелирном салоне. И карантин для нее — как приговор на безденежье.

— Кредитные каникулы не объявили. То есть мы звонили узнавали, никаких каникул, никаких льгот, ничего вообще не будет. Как мы будем дальше жить, я не знаю. На данный момент у фирмы нет денег, это большая сеть, но нет денег, нам сказали. И поэтому у нас ни оклада не осталось, ни процентов. Ничего полностью, — говорит жительница Иркутска Елизавета Петрова.

А вот для тех, кому дома всё же не сидится, на Пискунова в субботу появился вот такой кричащий баннер. Позже его, правда, сняли, но проезжающие выводы наверняка сделать успели.

0
0
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.