Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Таежные проплешины, неубранные лесосеки — как арендаторы осваивают свои лесные участки. Спецрепортаж из Усть-Кутского района

43 миллиарда рублей — такой ущерб причинен лесному фонду Иркутской области с 2016 по 2019 год, по данным Минлеса. Причина — неэффективное управление. Это значит неубранные лесосеки, из-за чего происходят пожары, проплешины в гектары, которые видны из космоса и которые не восстанавливают. И грешат этим не только черные лесорубы.

— У нас везде всё вырублено, а что не вырублено, всё сгорело. Какой сейчас лес, где сейчас лес? Его нету толком этого леса-то. Он остался вот в ручьях, где они не могут его взять нормальный. А так-то всё позаросло одними кустами.

А ещё цветами, которые больше напоминают могильные. Потому как пробиваются сквозь останки погибших деревьев. Мы стоим на пепелище размером в сотни квадратных метров. Это одна из законно вырубленных лесосек в Усть-Кутском районе.

Сюда нас привёл охотник Алексей Сергеев, он знает тайгу, как свои пять пальцев.

И точно помнит, когда на этом месте был лес и как после вырубки заготовители оставили гнить годами непотребную древесину, которая превратилась в «пороховую бочку». Тушить лесной пожар здесь в июле 2019, рассказывает Алексей, пришлось охотникам.

— Мы просто приехали посмотреть участок. Посмотреть, овёс взошёл- не взошёл. Зверей-то прикармливаем. Ну, и наткнулись на этот пожарище.
— И сами вдвоём это тушили?
— Ну тушили, что смогли, то потушили.
— А зверь как?
— Ну как. Вот так вот, как. Всё что было, всё что плодилось, всё что гнездилось, всё сгорело, — говорит охотник Алексей Сергеев.

От пожара на этой деляне пострадал и здоровый лес. Очевидно, что никто не стремился хоть как-то его восстановить, следов высадки новых деревьев нет. А следы хозяев подобного творения остались на соседней лесосеке. Арендаторы должны были по закону в течение года после рубок всё за собой убрать, а также возместить природе то, что у неё взяли. Но сейчас всё выглядит так, как будто убегали второпях. Оставив здесь свой скромный быт, при нескромных доходах от сибирского леса.

— Судя потому, что эти постройки почти развалились, стоят они здесь ни год и не два. А это значит, что арендатор участка уже упустил все сроки по зачистке деляны. Зато не упустил свою возможность огонь, который пытался уничтожить всё, что здесь осталось. А свидетели этого события только обгоревшие деревья.

Наши проводники считают, что сюда давно не ступала нога чиновников или контролирующих органов. Иначе, говорят,как объяснить,весь этот бардак.

— Всё захламлено. Штабелями. Штабелями. Штабелями.

Мы по бездорожью пробирались от одной деляны к другой. Объездили немного, но то, что увидели, достаточно, чтобы понять даже непосвящённым — здесь не соблюдают закон об охране окружающей среды.

— Вот то, что, если посмотреть, что за моей спиной- это то, что мы оставляем потомкам своим. Нашим детям, нашим внукам. Вот эта вся картина, — говорит председатель Усть-Кутского общества охотников и рыболовов Владимир Вишняков.

И это только маленький пример того, что происходит почти во всём лесу, говорят охотники. Сейчас сплошными рубками в Усть-Кутском районе занимается 41 компания. У всех по несколько участков. Вид из космоса. Светлые пятна, словно проплешины на зелёном полотне, не предвещают доброго будущего для растительного мира. На их месте, говорят учёные, даже при идеальных условиях, если будут восстанавливать, деревья мы увидим не ранее, чем через 80 лет.

— А это уже Усть-Илимский район со спутника. Здесь тайга выглядит так, как будто практически вся покрылась аллергической сыпью.

Проблемы неубранных лесосек известны учёным давно, как и тяжелые последствия от них. Ни одно исследование провели по этой теме. Вот что рассказывает доктор биологических наук Виктор Воронин.

— У нас вся тайга завалена этими порубочными остатками. Среди этой травы, сухой, как порох, лежат вот эти остатки. Поэтому мы и горим каждый год, там по 300 тысяч гектаров. Вот основной результат безответственной политики лесной, — говорит директор СИФИБР СО РАН Виктор Воронин.

Кроме того, учёные выяснили, что есть прямая связь безответственного отношения арендаторов с климатическими изменениями в природе. Ведь пожары оставляют не только очевидный след.

— Мы все видим уже теперь. Изменение режима увлажнения, ливневые осадки у нас пошли. Тулун утонул в прошлом году, Приморье тонет в этом году. Ну, наглядные просто примеры. Затем пошли в лес вредители, которых тут никогда сроду не было. Они не могли существовать в условиях холодной зимы. Мы сейчас теряем от болезней леса площади, соизмеримые с вырубкой. Скоро это будет возможное превышение, — говорит директор СИФИБР СО РАН Виктор Воронин.

В Усть-Куте за арендаторами участков, чтобы те в лесу себя вели прилично, следит местное лесничество. Начальник его- Денис Гусев. Говорит, что это работа не простая, есть трудности. Но, в принципе, не всё так плохо.

— Кучи- это уже наглядно говорит о том, что в лесосеке убирались. Арендатора, его видите, сложно заставить и тем более проконтролировать нам, как государственному органу. Мы, как инспектора, как орган здесь. Не совсем обеспечены теми средствами и возможностями, чтобы поехать туда, второй, третий раз, четвёртый раз и всё-таки проверить, сожжены они там или нет, — говорит начальник Усть-Кутского лесничества Денис Гусев.

Хотя арендаторы отчитываются, что сожжены, говорит Гусев. Но порубочные остатки можно сжигать только в пожаробезопасный период. Но они горят, в основном, летом, и, как мы убедились, далеко не все. Начальник лесничих таёжные пожары с человеческим фактором не связывет.

А вот у ВРИО губернатора Иркутской области Игоря Кобзева иное мнение. Он не раз высказывался, что человеческий фактор забирает львиную долю пожаров.

— Все лесные пожары, в основном, уже более 50%, и мы уже это доказываем, происходит повторно на участках, где стоит горельник, — говорит врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев.

Игорь Кобзев потребовал от арендаторов добросовестного отношения к участкам. За собой убирать, деревья новые садить. Сейчас в усть-кутской тайге идут проверки на лесосеках. Пока региональный минлес проинспектировал 16 компаний. До других летом не добраться. Но уже удалось собрать 14 миллионов рублей штрафов. Вот — один из лесозаготовителей. Признаётся, что есть к нему замечания. А, в целом, у него всё в порядке.

— У нас там было замечание по лесовосстановлению. То есть мы провели лесовосстановление в том году. Посеяли, значит, семена. Но у нас недостаточные всходы, — говорит лесозаготовитель Семен Табачников

И такие замечания ко всем заготовителям, говорит глава регионального Минлеса Дмитрий Петренёв. Срок прибраться бизнесменам дали до снега.

— Арендаторы должны самостоятельно работать над тем, чтобы не допускать нарушений. В случае, если эти нарушения будут допущены, тогда встанет вопрос о расторжении с ними договора. И вот эта угроза лишиться договора аренды, и будет прекращён доступ в лес и заготовки древесины. Это должно стать решающим элементом в этой системе контроля, — говорит и.о. министра лесного комплекса Иркутской области Дмитрий Петренев.

Проверки коснулись и Усть-Кутское лесничество, а также пройдут внутри министерства. Сейчас дают оценку действиям местных сотрудников. И прошлое вспомнили.

— С 2016 по 2019 год лесному фонду в результате вот такого неэффективного управления был причинён ущерб в размере 43 млрд рублей, — говорить и.о. министра лесного комплекса Иркутской области Дмитрий Петренев.

Федеральный закон разрешает вести сплошные рубки, и этим занимаются сотни лесозаготовителей по всей области. Только за прошлый год из региона экспортировали древесины на 2 миллиарда 200 тысяч долларов.

— У нас регион, Иркутская область богата лесными ресурсами. 82 % покрыта лесом.
— Порядка 65% идёт в Китай.
— Основной потребитель у нас Япония, Европа, Австрия, Германия.

— Когда проводят сплошные рубки, там не происходит возобновления, оно должно производиться на таких площадях искусственным путём. У нас нет базы в Иркутске, питомники маломощные. Это дорого, практики такой нет, — говорит директор СИФИБР СО РАН Виктор Воронин.

Но есть и положительный момент, незаконные вырубки в этом году сократились на треть, более 1300-сот уголовных дел завели в ходе проверок. А легальных заготовок стало меньше на 5 миллионов кубометров по сравнению с 2019.


0
0
Автор

Комментарии(1)

Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.
ИгорьАндреев
Никогда не поверю, что такие объемы леса можно вывести без связей на самой верхушке региональной власти. Видимо, поэтому Кобз так и вцепился в губернаторское кресло. Надеюсь, что после выборов он укатит в свой Воронеж - леса точно целее будут.
    • 0