Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Один день из жизни военного лётчика — командира авиационной эскадрильи Алексея Алёхина

Его полеты — высший пилотаж. У него медаль «За отвагу». А еще он командир Иркутской авиационной эскадрильи Росгвардии. Такие военные лётчики, как Алексей Алёхин, что называется «штучный товар».

В небе, как дома, командир авиационной эскадрильи Алексей Алёхин. Его главный помощник в этом — железная птица «Ми-8». Может управлять им в любой модификации. В том, что Алексей стал летчиком, сыграл роль его дядя. Кстати, тоже военный пилот. Именно он много лет назад посоветовал командиру сесть за штурвал военного вертолёта.

Алексей закончил Сызранское высшее авиационное училище. Затем служил на Северном Кавказе. Его путь от лётчика — оператора, до командира авиационного звена начался в городе Моздок — там прослужил восемь лет. Награждён медалью «За отвагу» — за контртеррористической операции в Дагестане и Чечне. Затем поступил в военно-воздушную академию в Воронеже, после снова в Моздок. Потом был Хабаровск, а когда военный лётчик занимал должность уже заместителя командира части, пригласили в Иркутск — возглавить эскадрилью.

Профессию пилота часто романтизируют, на деле за ней стоит много физических и моральных усилий. Летчики, по словам Алексея Алёхина, находятся в непрерывном обучении. И к такому графику уже привык.

Распорядок дня военного пилота начинается с прибытия личного состава на аэродром. Затем важный момент — завтрак. Лётчики особо следят за своим питанием. Шутит, если военный подарил шоколад, то это пилот — в небе всегда нужна глюкоза. Следом медицинский осмотр, у пилота должно быть просто отменное здоровье.

Затем подготовка авиационной техники — экипаж заходит в вертолёт. Инженеры проверяют оборудование системы. Да и сам командир обследует каждую деталь у своей винтокрылой машины.

Затем лётный состав обсуждает погоду. От нее зависит, состоится ли полёт.

— Сейчас выполняем запуск вертолёта. Подготовка перед выруливанием. Коррекция правая ещё не введена. Происходит внешний осмотр бортовым техником. Будем проводить коррекцию. И после этого будем выруливать.

— Сейчас экипаж осуществляет воздушную разведку погоды. В составе командир, бортовой и штурман эскадрильи.

Высота — почти 400 метров. Так происходит предполетная подготовка. Обычно разведка погоды проходит два — три раза в неделю. И ещё несколько смен Алексей Алёхин выполняет учебно — тренировочные полёты.

— Сейчас повторный проход над полосой выполняем. И уход в зону в Курма. Так как там основные полеты будут там.

Такие полёты — высший пилотаж. Ведь на борту уже десант. Например, эскадрилья Росгвардии на учениях эвакуирует раненого с помощью носилок, на канате.

— При постоянном качественном выполнении на десантировании, по кантату, на СУР. Лётчик более становится не такой эмоциональный, он уже не как в первый полёт выходит. Весь мокрый и вспотевший, от напряжения, а для него полёт становится легче, — говорит командир Иркутской отдельной авиационной эскадрильи Росгвардии Алексей Алёхин.

А здесь Алексей Алёхин уже лётчик-инструктор, в роле штурмана. Рассказывает ученику про опасные метеорологические условия, на что обращать внимание при полёте и как связаться с запасным аэродромом.

В конце смены — всегда разбор полётов. По словам Алексея Алёхина, у пилотов есть такое выражение: «увидел у лётчика перо — выдерни его». Каждый полёт — как в первый раз. Самоуверенности в такой профессии нет места — пилот должен быть начеку всегда, даже если хорошо знает свой маршрут. Кстати, в авиации тоже не обходится без примет — перед полётом никогда не делать фото, номера 13 нет. А лётную документацию заполняют только фиолетовой и синей ручкой.

— В документации лётной категорический запрещено заполнять чёрной ручкой, заполняем только синей, фиолетовой.

За всю службу, говорит Алексей, были случаи отказа авиационной техники. Главное, по словам подполковника, оставаться хладнокровным и быстро принять правильное решения, чтобы спасти экипаж. Отказывала и гидросистема, и даже двигатель. На вертолёте «Ми-24», при полёте с Ханкалы в Моздок. Это было ночью, тогда шёл ливень на высоте 1800 метров.

— Выполнили снижение. Заход на посадку, уже на аэродром Грозный, потому что боевая нагрузка была полная у вертолета и управляемые авиационные ракеты и заправка полная. Дотянуть до аэродрома Моздок и Ханкала мы не могли. Поэтому заходили, в тот момент это был нерабочий аэродром. Грозный, северный. Выполнил посадку на полосу, на неосвещенную, — говорит командир Иркутской отдельной авиационной эскадрильи Росгвардии.

По словам пилота, за столько лет службы его мало что удивляет. Но есть истории, которые всё же оставили след. Когда сопровождал на своём боевом «товарище» вертолёты «МИ-8». В те моменты, говорит, возникала мысль — работают пилоты-профессионалы. Они выполняли сложные полеты на высокогорные площадки.

— Когда смотришь, что за раненым вертолёт заходит с первого раза и буквально мгновенно уходит с площадки и берёт курс на площадку госпиталя. Человек остаётся жив. Конечно, это оставляет очень большие впечатления. Появляется гордость за профессию и авиацию, — говорит командир Иркутской отдельной авиационной эскадрильи Росгвардии Алексей Алёхин.

На счету командира звена Алексея Алёхина- 2000 тысячи лётных часов и 52 прыжка с парашютом. К слову, летчики обязаны прыгать два раза в год. Сейчас в рядах эскадрильи 10 военных лётчиков первого класса. Под управлением Алексея Алёхина не только Иркутск, но и авиа-отряды спецназначения в Красноярске, Абакане и Кызыле.

0
0
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.