Памятник жертвам политических репрессий планируют установить не в Иркутске, а в Пивоварихе

25 октября 2021 г. 22:26
Обложка новости
© ГТРК «Иркутск» / Елена Малышкина, Роман Рютин
На него семь лет собирали деньги и уже готовы были установить на улице Байкальской в Иркутске.

Под этим белым полиэтиленом, как под саваном — мемориал всем жертвам политических репрессий.

Тем, кто был расстрелян, тем, кто отбывал ссылку и выжил. В бронзе — символ жестокого времени.

— Этот небольшой бронзовый куб — символ огромной человеческой трагедии. Клетка. Внутри — искажённые ужасом лица. И на них поставили крест.

Деньги на монумент собирали семь лет. Люди жертвовали независимо от политических убеждений. Первый крупный взнос сделал предыдущий губернатор, при поддержке Игоря Кобзева на памятник поступило три миллиона рублей, Фонд памяти не поскупился, и больше миллиона собрали предприятия и простые люди, потомки репрессированных. Открыть мемориал планировали в День памяти жертв политических репрессий 30 октября. Но что-то пошло не так.

— Как только памятник сюда пришёл — меня вызвали и сказали: будьте добры, давайте памятник здесь не будем ставить — народная молва идёт. Отказа нет. Есть такие устные рекомендации, что не надо ставить. А официальной бумаги нет, — говорит председатель «Общества реабилитированных Иркутской области» Самат Даутов.

Этот «Куб» должен был стать частью благоустройства Лисихинского сквера. Он давно утвеждён в проекте, специально под памятник выделена площадка, её уже привели в порядок и есть постамент. Переполох внесла неизвестная группа лиц. Якобы местные жители собрали подписи против. Им показалась неуместной память о трагедии там, где гуляют люди.

— И эта ситуация для меня кажется совершенно необычной. Как-то это всё не по-иркутски. Пока я в недоумении, — говорит архитектор Сергей Демков.

— Мне говорят аргументы- мол, дети тут будут. Так мне и хотелось, чтоб дети смотрели. Чтоб дети задавали вопросы, чтоб спрашивали — а что это? Чтоб знали свою историю. Я, конечно, старался сделать образ нашей несчастной Родины, пережившей вот эту вселенскую трагедию, — говорит скульптор, заслуженный художник России Лев Сериков.

Бронзовый «Куб» отливали в Жуковском. А в Иркутске его ждали тысячи людей. Среди них — Галина Кириллова, потомок репрессированных.

— И вдруг когда памятник уже готов и только осталось его водрузить, нашлись люди, нашлись такие силы, которые препятствуют этому. Это очень скорбно, — говорит жительница Иркутска Галина Кириллова.

В недоумении многие. В том числе и Марина Макарова. Говорит, в Пивовариху, где захоронены её родные, добираться не так-то просто.

— Мы с моей тётей, ей сейчас 93 года, ждём этот памятник уже семь лет. Каждый год. А тёте так хочется прийти в парк, положить цветы, поплакать. Вспомнить всё, — говорит жительница Иркутска Марина Макарова.

У каждой пострадавшей от политрепрессий семьи — своя история. Вот иркутянка Елена Кожевникова. Её свёкр Василий Преловский был арестован и сразу растрелян. Но об этом родные узнали позже.

— Моя свекровь ещё месяц ходила, носила ему передачи. Она не знала о том, что он убит, сказали об этом очень поздно. А сюда можно было бы приехать и привезти детей и внуков. То есть место действительно удобное, — говорит жительница Иркутска Елена Кожевникова.

В мэрии Иркутска на наш запрос ответили — по поручению правительства региона сейчас прорабатывается вопрос о том, чтобы памятник устанавливать не в Лисихинском парке, а на мемориале в Пивоварихе. Только вот простым горожанам сложно понять — почему же в Иркутске места для памяти не нашлось.