Рискованное путешествие. Эвенкийскую Чинонгу замело до весны

5 февраля 2018 г. 1:14
Обложка новости
© ГТРК «Иркутск» / Александр Мокин

Жители крохотной Чинонги просто обязаны быть абсолютно здоровыми. Иначе как выжить, когда до ближайшей больницы 118 километров, часть из которых только пешком. Затерянная в глубине тайги эвенкийская деревушка сейчас практически отрезана от Большой земли.

Поджимает мороз по суровым северным законам. Качуг — центр района. В этот раз столбик термометра упал ниже 50. И сразу взлетел градус опасности поездки в Чинонгу. Но решение отыскать отрезанный таёжный посёлок — твёрдое как лёд.

Мы встретили их на выезде из райцентра. В снежной пустыне падать ниц коров заставляет жажда. И, как по расписанию, каждый день местный житель Николай Кораблин пробивает для крупнорогатых лунку. Отгулов скот не даёт даже в минус.

— 56 было, 57 — 60 уже.
— И вы приходили на речку?
— Ну, а как? Поить-то надо скот!
— Сколько у вас коров? Сколько голов нужно напоить?
— У меня-то две головы. А это вот деревенские пришли. Сейчас они попьют и пойдут, 
— говорит житель посёлка Качуг Николай Кораблин.

Теперь на нашем пути — только малые уголки большой Сибири.

Как таёжный зверь ревёт «Вепрь». Вездеход штурмует снежные барханы.

Юхта в 60 километрах от Качуга. Зимник здесь сворачивал направо и по болотам вёл до самой Чинонги. Теперь пути туда нет.

Одно из самых затерянных поселений Иркутской области — загадочная Чинонга. Это крохотная столица охотничьей общины эвенков. И уж очень нелёгкий путь в посёлок проходит здесь.

Дорога покоится под тоннами снега и валежника. Обугленные стволы деревьев доказывают — здесь бушевали лесные пожары. Теперь расчистить — некому. Да и нечем.

— Почему не поедем?
— Потому что лесом завалило.
— Будем разворачиваться?
— Да. Разворачиваться, и поедем дальше, 
— говорит житель села Бутаково Дмитрий Козлов.

«Натоптан» большими колёсами в эвенкийскую деревню другой путь — засыпанный снегом «летник». Он тянется по тайге.

Проехать по этой дороге получается с трудом. И то потому, что с нами техника повышенной проходимости. Эта дорога — единственная, которая ведёт к посёлку Чинонга.

Без риска для жизни путешествие невозможно. За бортом — ни души. Телефонной связи — тоже нет.

— Какова вероятность встретить здесь людей и машины?
— Вероятность — ноль. Так приходится стоять в люке и смотреть, чтобы машина не съехала с дороги, потому что всё перемело, 
— говорит житель деревни Шеина Павел Туктаров.

У тайги свои правила дорожного движения — скорость не больше 10 км/ч. Светового дня не хватит, чтобы добраться даже до ближайшей к Чинонге деревне — Тырки. Здесь нас встречали уже за полночь.

— У нас основной транспорт — это кони.
— Как в морозы выживаете здесь?
— Так и живём. У нас тут проще жить — лес рядом. Печку подкинул — и тепло. Вот местный житель. Родился здесь и вырос, да, Туман?
— говорит житель деревни Тырка Николай Степанов.

От райцентра Тырка в 100 километрах. Здесь зимний «летник» обрывается. Дальше хода нет. Даже на вездеходе нам не доехать до Чинонги.

Судьба улыбнулась — познакомиться с эвенками удалось. Из Чинонги в Тырку за 15 минут до нашего приезда пришли трое коренных жителей. Говорят, 5 часов брели по сугробам. 18 километров. Передохнуть не давал 40-градусный мороз.

— Не каждый сможет выехать. Сейчас вот в деревне болеют люди, выехать не могут, потому что сюда не дойдут. Не смогут просто. В город съездить — неделей всё это обойдётся. Ну и обратно. Опять машину искать. Досюда доехать. Отсюда опять пешком, — говорит житель деревни Чинонга Владимир Корягин.

Владимир Корягин и сам не рискнул бы идти. Но срочно нужно в райцентр — в больницу. Обследоваться и приобрести лекарства для себя и земляков, закупить продукты. В посёлке живут 13 эвенков.

— Готовим дрова, топим. Возим из тайги. Вода — в речке. Ну, а свет? Лампы керосиновые у кого, у кого — батареи. Генераторы покупаем, — говорит житель деревни Чинонга Владимир Корягин.

Покупать приходится и место в автомобилях. УАЗик на двоих — 10 тысяч рублей. Причём до Чинонги даже «высокопроходимое таёжное такси» не пройдёт. Заберёт только из Тырки.

— Зимник официально нигде в реестре не стоит на учёте. Районная администрация решает данный вопрос — чтобы в установленном порядке его, этот зимник, внести в реестр и уже потом его соответствующим образом обслуживать, — говорит мэр Качугского района Татьяна Кириллова.

Коренной народ Севера надеется — окно в Чинонгу прорубят. Эвенки даже мечтают — по дороге к ним смогут приезжать врачи и проводить медосмотры. Ведь в райцентр из родной деревни некоторые эвенки не выезжают годами.