Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Украинские беженцы начинают новую жизнь в России

Array ( [0] => Array ( [ID] => 266806 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 48307 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/38f [FILE_NAME] => bez1.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez1.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 092f6f717a307e4028e5a1d09b354444 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/38f/bez1.jpg ) [1] => Array ( [ID] => 266807 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 56516 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/000 [FILE_NAME] => bez2.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez2.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => a7a432c0c19984d6c239b64dd0e12779 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/000/bez2.jpg ) [2] => Array ( [ID] => 266808 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 36497 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/479 [FILE_NAME] => bez3.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez3.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 2911b0c31becc15a842082c6b1ff6476 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/479/bez3.jpg ) [3] => Array ( [ID] => 266809 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 60391 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/f98 [FILE_NAME] => bez4.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez4.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 01333e4ce20d81f867af7cb7cc24c825 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/f98/bez4.jpg ) [4] => Array ( [ID] => 266810 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 57051 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/d7b [FILE_NAME] => bez5.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez5.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 6adccbe1d650fac6b8226cf301da966b [~src] => [SRC] => /upload/iblock/d7b/bez5.jpg ) [5] => Array ( [ID] => 266811 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 58985 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/c93 [FILE_NAME] => bez6.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez6.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 1f54f68872c1cec8ef66c46e3c670bb9 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/c93/bez6.jpg ) [6] => Array ( [ID] => 266812 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 55275 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/0e2 [FILE_NAME] => bez7.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez7.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 8b9b225ec261351db874f206189fb6f6 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/0e2/bez7.jpg ) [7] => Array ( [ID] => 266813 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 71932 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/16f [FILE_NAME] => bez8.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez8.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => efbf1e8439f2642acc9dd0fd8550bbae [~src] => [SRC] => /upload/iblock/16f/bez8.jpg ) [8] => Array ( [ID] => 266814 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 61892 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/d2e [FILE_NAME] => bez9.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez9.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 523d216daeb956576c9316e6669670e7 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/d2e/bez9.jpg ) [9] => Array ( [ID] => 266815 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 65083 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/c09 [FILE_NAME] => bez10.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez10.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 74b6f624eb15cc315905fb6a9c99ccd7 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/c09/bez10.jpg ) [10] => Array ( [ID] => 266816 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2014-10-20 12:22:30.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 576 [WIDTH] => 720 [FILE_SIZE] => 61865 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/883 [FILE_NAME] => bez11.jpg [ORIGINAL_NAME] => bez11.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 2ce447163fd1dcc4318e95af4e563b50 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/883/bez11.jpg ) )

А вы знаете, что у вас каждый день — это праздник. Даже каждая минута. Что вы можете ходить, а не перебегать улицу, согнувшись в три погибели. Что вы можете отпустить ребенка гулять или в школу, и его не убьет снайпер. Вы не знаете, что каждый день праздник. Не отворачивайтесь. Послушайте этих людей.

— Стоишь, считаешь: раз, два, три. Бабах. Значит упало в районе старой могилы упало. А может сейчас пойдет ответ. И ответ может по нас пойти, — говорит беженка с Украины Юлия Рыбалко.

Два месяца без выстрелов и взрывов, но она все еще настороже. Кажется, вот-вот начнут бомбить. Юлия Рыбалко из Амросиевки. Маленького городка на Донбассе. С мая там идут бои.

— Это очень страшно. И переживаешь не за себя, а за детей, которые бегают на улице, хотят погулять. А здесь ни с чего начинают бомбить. И ты просто смотришь на небо и считаешь эти секунды, куда это упадет — далеко или близко.

Он — водитель, она — бухгалтер. Двое детей — мальчик и девочка. Обычная семья. На фотографиях — счастливые лица. Это теперь другая жизнь — довоенная.

— Вот еще друг мой Ваня. И вот Ваня.
— Ты по дому скучаешь?
— Да.
— А хотел бы вернуться?
— Нет.

Максимке — девять. Во время последних бомбежек он начал падать в обморок. Его родной город теперь не узнать. Нет рынка, автовокзала, больницы. В руинах жилые дома. Две недели семья Рыбалко пряталась в подвале. В Великую Отечественную там же спасала свою жизнь от фашистов бабушка Юлии. Амросиевка — место дислокации нацгвардии Украины. На улицах города, вспоминает Алексей, ее бойцы часто забирали мужчин призывного возраста. И больше их никто не видел. ГЕО: ИРКУТСК

— Если в нацгвардию призывают солдат, они там служат. У них есть один пунктик — там пишется, когда их призывают, согласны ли вы стрелять в мирных жителей. Есть да и нет. Они пишут — да. Галочку ставят и идут. Сколько им платят, без понятия. И за что они воюют, тоже без понятия. У нас никто не шел в нацгвардию. Их не просто не уважали, ненавидели. Слов просто нету, — говорит беженец с Украины Алексей Рыбалко.
Им удалось выбраться из военного пекла в августе. Дом семьи рухнул после очередного налета. Максимку едва спасли. Из закрытого города Рыбалко пробирались в колонне танков и БТРов. Повезло — никто не остановил их машину. А дальше — лагерь беженцев в России и долгий путь до Иркутска.

На тракторе хрупкая Соня спешит в поля. Ее родное имя — Саформо. С такжикского значит стойкая и терпеливая. Но так ее зовут только близкие. Больше 20 лет назад Соня Шукурова бежала из Душанбе в Россию. Как и семья Рыбалко — от гражданской войны. Там погиб ее брат.

— Это очень страшно. Сейчас по телевидению то, что творится на Украине, у нас не такой масштаб был, но тем не менее братья друг друга убивали. Свои таджики против таджиков воевали. Было, конечно, страшно. Что говорить. И я никогда не хочу это вспоминать. Как страшный сон. Я по телевизору смотрю, что происходит на Украине, это вообще страшно, — говорит фермер Саформа Шукурова.

А на полях кипит работа. Осенняя страда. Нужно успеть выкопать всю картошку до первого снега. У Сони, когда-то столичной жительницы, теперь крестьянско-фермерское хозяйство.

— Хороший урожай в этом году.

Соня работает по специальности — экономистом. Но хватается за всё. Такой характер, говорит. Четыре года назад здесь все стояло в запустении. Тогда ее семья жила в Улан-Удэ. Занимались торговлей. А потом купили маленькую пасеку в сельской глубинке. Сейчас в большом хозяйстве — 600 баранов, 12 коров, 76 пчелиных семей и десятки гектаров земли, засеянных зерном, картофелем, морковью, свеклой и зеленью.

— Я понятия не имела, что такое корову доить. Мы выросли в большой семье. Мы маленькие были. Чтобы корову доить, жить в деревне. Тем более, видите, 3 километра мы дальше от деревни живем. Ни соседей, никого. Тем не менее я привыкла, мне все нравится, — говорит фермер Саформа Шукурова.

— Обед. Ребята, девчонки, обед.

На обед сегодня плов. Таджикский, из казана. Глава семьи, сдержанный Шермахмад, помогает накормить работников. С Соней у них четверо детей. Домом этим работящим людям стала Россия. И, по словам бывших переселенцев, навсегда.

— Было тяжело. Временами было тяжело. Сейчас потихоньку мы осваиваемся, работаем, — говорит хозяин крестьянско-фермерского хозяйства Шермахмад Саидов.

— Это вторая моя родина, как бы ни было. Мне было 23 года, когда я уехала из Душанбе. У меня все дети родились в России. Выросли, образование получают. Конечно, родина, — говорит фермер Саформа Шукурова.

— Сделаем круглую лепешечку и вот так перевернем. И сюда начинку ложим.

Из поколения в поколение в их семье передается рецепт настоящих вареников. Зажаренные в шкварках, сладкие в сметане. Всех видов не счесть, говорит жительница поселка Средний Пихтинск Наталья Людвиг. Она и ее внучка Светлана — потомки голендров, редчайшей нации на планете.

— Это национальное блюдо. На повседневное мы постоянно делаем с творогом и картошкой. А уж если гулянка какая — свадьба или что, то всегда делаем с творогом и изюмом или с ягодами, — говорит жительница п. Средний Пихтинск Наталья Людвиг.

Не кухня, а сдэпка. Не комната, а кумора. Говорят голендры тоже на своем языке — смеси польского, украинского и русского. Правда, сейчас общается на нем лишь старшее поколение.

— Шо ты мине хоче сказати?

Кто они, голендры? Не немцы, не голландцы, не поляки, не украинцы. Уникальная народность, говорит Петр Людвиг. В Сибирь голендры попали во времена столыпинской аграрной реформы, в начале прошлого века. И основали здесь три поселения. Нынешние названия — Пихтинск, Дагник и Средний Пихтинск.

— Ехать в тайгу. Сумасшедшая, страшная тайга. Приехали они. Ну дороги здесь были, я вам говорил. Но больше ничего не было. Даже никакого балагана, никакого шалаша, никакой землянки, ничего не было. Люди приехали с семьями, с маленькими детьми. С чего начинать? И как начинать, — говорит житель п. Средний Пихтинск Петр Людвиг.

Дед Петра Людвига Мартын Мартынович — один из первых переселенцев. Участник Русско-Японской войны приехал за новой жизнью из Волынской губернии. Уже немолодой, но с детьми трех и пяти лет.

— Я вот постоянно задумываюсь — дед был чуть моложе меня. И раз поехал. И как у него еще хватило сил построить три дома для себя и своей семьи.

Жили голендры обособленно от других деревень. Женились только на своих, сами крестили детей, проводили богослужения (голендры — лютеране), берегли традиции и обряды. Дома строили нетипичные для Сибири — под одной крышей и жилая хата, и амбар, и хлев для скотины. Сейчас таких поселений голендров больше нет нигде в мире.

Поселок Средний Пихтинск. Здесь удивительно красивая и вместе с тем суровая природа. И тем не менее, место это голендрам понравилось. Судя по их домам, укладу жизни, по сохраненным традициям, они сделали все возможное, чтобы чужая родина стала своей.

Страх войны постепенно отпускает и взрослых, и детей. Уже почти не пугают низко летящие в небе самолеты. В Иркутске Алексей устроился автослесарем, Юлия — в коптильном цехе. Максимка пошел в школу. Жилье на первое время им помогает снимать один из благотворительных фондов города. Жизнь продолжается на новой родине.

— Планы у нас — остаться здесь. Навсегда. Пустить корни, — говорит Юлия Рыбалко.

0
0
Автор
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.