Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

«Работа наша такая. А геройства никакого нет». Командир Бе-200ЧС о спасательной операции на севере Иркутской области

Лесные пожары в Прибайкалье тушат с неба герои этого репортажа. Несколько дней назад они спасли от гибели в Качугском районе два десятка парашютистов лесоохраны, которые попали в огненную западню. Эксклюзивный репортаж с борта самолёта-амфибии.

Вылет в 10 утра. А пока — подготовка. Заправка, настройка навигаторов. И ещё раз нужно проверить: чистый ли блистер? Чтобы удобней наблюдать за пожарами, да и оператору «Вести-Иркутск» сквозь чистое стекло снимать будет лучше.

Святая святых. Кабина пилотов. Кто сюда может попасть? Да никто, кроме экипажа. Но ведь мы снимаем репортаж, и для нас — небольшое исключение.

 Вводятся координаты места пожара и координаты точки забора воды. На дисплеях отображается маршрут, по этому маршруту мы и выполняем полёт. Полёт будет выполняться на высоте 900 метров, в дальнейшем — снижение до 300 метров+ забираем воду и идём на пожар сразу. Сброс с высоты не ниже 50 метров, — говорит командир воздушного судна Бе-200ЧС Александр Маркохай.

Самолет-амфибия Бе-200ЧС. Последнее достижение мирового гидросамолётостроения и наиболее совершенное и эффективное из когда-либо строившихся в мире. Обладает способностью эксплуатации с воды и с суши, что обеспечивает оперативное решение задач по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. При заборе воды на глиссировании скорость 160190 км/ч, время — 14 сек. При сбросе воды минимальная скорость 220 км/ч. Кроме противопожарного оборудования, Бе-200ЧС оснащён оборудованием для морского поиска и спасения.

 По одному баку, есть вариант по два бака и есть залпом. В зависимости от того, какой пожар — точечный или растянутый, мы выбираем режим, — говорит командир воздушного судна Бе-200ЧС Александр Маркохай.

Командир воздушного судна. Александр Маркохай. В МЧС он служит шесть лет, майор запаса Вооружённых Сил. Это он и его экипаж в июне прославились на всю Россию тем, что фактически спасли от гибели в Иркутской области 20 человек:

— Это граница именно метеозон, где пожар Култука. Он проходит прямо по границе. Видимость: дым 2000. Улан-Удэ вообще шквал даёт. 16 м/сек, порывы до 18 м/сек.

Эти кадры мы снимали в Иркутском аэропорту, когда экипаж только что отработал на севере региона.

— Там достаточно сильный пожар, осложняется рельефом. Подойти к нему достаточно сложно: штилевые условия. Получается, что дым стоит на месте, если бы был ветер, его бы немножко сносило и было бы поудобнее. А так сложно очень работать. Местами переходит на верховой пожар, а верховой — это вообще очень сложная вещь, — говорит командир воздушного судна Бе-200ЧС Александр Маркохай.

Парашютисты лесоохраны тушили два крупных пожара в Качугском районе. И едва не попали в ловушку. Разомкнуть огненное кольцо смогли эти люди.

 Увидели, что машут руками и разбегаются в стороны. Они очень близко были к тому, верховому пожару, где температура очень высокая. Видно было, что людям очень тяжко на земле работать, поэтому было принято решение выполнить сброс в районе их лагеря. Чтобы как-то отсечь огонь, — говорит командир воздушного судна Бе-200ЧС Александр Маркохай.

А ведь рисковали собственной жизнью. Узнав о ЧП, в Качугский район из Слюдянского они вышли без дозаправки. Такое решение экипаж принял сам.

— Знаете, право выбора, оно, конечно, всегда есть и у всех, но когда подумаешь, что там люди работают и для кого-то это может закончиться трагически, тут уже не думаешь… И воспитание у нас ещё такое, советское. Помогать людям, спасать людей. Мы предназначены для этого, это наша работа основная. Спасение и помощь. Без риска здесь не бывает, — говорит командир воздушного судна Бе-200ЧС Александр Маркохай.

Это — очень опытные спасатели. Они работают на лесных пожарах не только в России. Бывали в Индонезии, Израиле, Португалии. О причинах огненных катастроф за границей наш герой рассуждать не стал. А вот мнение профессионала о причинах того, что творится в Сибири.

— Лично моё мнение, на 90% это поджоги. Человеческий фактор. То есть это поджоги. И лесоохрана всё это знает, все это прекрасно знают. В заповеднике нельзя лес рубить, поэтому его выжигают, чтобы можно было вырубить потом этот лес и — продать. Всё очень просто, — говорит командир воздушного судна Бе-200ЧС Александр Маркохай.

И ведь не поспоришь… Этим летом в нашем регионе лесные пожары вплотную подошли к федеральной трассе «Байкал». Нечем дышать от едкого дыма в районе Андриановской, Подкаменной, Глубокой. Огненные кадры сняты там же.

Вот так горит Култукский тракт. Всего лишь 40 километров от Иркутска, и это уже третий пожар, который мы встретили. Его попытались потушить сотрудники лесоохраны, они то и рассказали, что, скорее всего, это недобросовестный лесопользователь поджёг деляну.

С огненным фронтом тут сражалась лесоохрана. Где могли, «окопали», проложили минполосу, где потребовалось — «отожгли». Рассказали — в лесу они были пять суток. Работали на пределе сил и возможностей.

— Выход левым, в район горы Архиерейская. Здесь ложбина, впадина. Район пожара. Гора высокая, ещё обходить будем, а там по дымам сориентируемся, — говорит штурман воздушного судна Бе-200ЧС Роман Пластинин.

А воздушные спасатели опять спешат на помощь. За горой с красивым названием Архиерейская — деревня. Алагуй. Именно к ней подходит лесной пожар. В Алагуе населения всего-то 200 человек, но ведь каждая жизнь — бесценна. А ещё вокруг заповедный и даже реликтовый лес. Если разгорится — погибнет и он.

Пока мы идём вдоль Голоустненского тракта. Ближе к горам, кстати, наблюдаем огромный пожар. Но там должны тушить с земли. Вот впереди показался Байкал. Забираем воду. Тех, кто присутствует при этом в первый раз, — зрелище даже ошеломляет.

А теперь в Алагуй. Хоть площадь пожара два гектара, но тушить его необходимо. Чтобы не упустить. Поэтому снова к Байкалу, снова забор воды и сброс.

Вот теперь от пожара следа не осталось. За два с половиной часа работы БЕ-200ЧС выполнил семь заборов воды и семь сливов. Тонны воды своё дело сделали, пожар в Ольхонском районе локализован, но если будет нужно — амфибия туда вернётся.

Вновь Иркутск. Аэропорт. Уже в тот же вечер, в восемь часов, станет известно: экипаж перебросили в Бурятию. Такая вот непростая служба. Работа для настоящих мужчин. А машина эта, кстати уникальна. Многоцелевой реактивный самолёт-амфибия носит имя Александра Разгонина. Героя СССР и морского лётчика.

0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.

Google