Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

О том, что землетрясение — опасное стихийное бедствие, иркутские спасатели знают не понаслышке

О том, что землетрясение — опасное стихийное бедствие, иркутские спасатели знают не понаслышке. В 1995 году они работали во время ликвидации последствий ЧС на Сахалине. За несколько минут тогда разрушился Нефтегорск. Погиб практически каждый второй житель небольшого посёлка. В честь 30-летия образования МЧС России мы продолжаем серию репортажей о самых сложных спецоперациях, в которых участвовали его сотрудники. Павел Марчуков о той самой, после которой некоторые спасатели не могли спать в хрущевках, а аромат духов напоминал им запах смерти.

— В мировой истории есть немало случаев, когда за считанные минуты землетрясения разрушали целые города. В России так произошло в 1995 году на Сахалине. Подземные толчки силой около семи целых, шести десятых балла не выдержал посёлок Нефтегорск. Под завалами оказались 3000 человек. В спасательной операции участвовали и иркутские спасатели.

— Информация с опозданием дошла. Собирали людей посыльными. Тогда ещё дежурства спасателей не было круглосуточного, чтоб каждый день работали на 8- часовом рабочем дне. Это как раз выходной был. Все сажали картошку в те времена, — говорит заместитель начальника Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС России Евгений Зинов.

— Мы когда туда приехали, мы попали в совершенно иной мир. Стоит разрушенный город, и там ходят люди в таком сомнамбулическом состоянии, они ходят все неодетые, грязные, глаза безумные. Только потом мы поняли. Не прошло и суток, как мы приехали, и многие ночевали среди тех развалин, где были их близкие. Они даже не знали, живы они или не живы. И когда приехали спасатели, они нас увидели и сразу начали хватать за руки. Говорили — пойдемте, там мои близкие, они живы, я их слышу. Психологическая обстановка была чрезвычайно тяжёлая, — говорит заслуженный спасатель России Виктор Гулевич.

— Где-то как археологи копали. Потому что голоса ещё были, люди были, первые три дня мы на живых работали. Разгребали лопатами, ломами. Но, конечно, осторожно, как археологи. Трое суток первых не спали, галлюцинации были. Крановщики падали. Мы падали. Но надо было работать, — говорит спасатель первого класса Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС России Александр Размахнин.

— Одна семья нам попалась интересная. Муж, семья, дети. Если представить дом, плиты, квартиры. Эта рухнула так. И пространство — домик. Они оттуда выбраться не могли и потом подписали эту книгу «Остров Сахалин». Чехов написал в своё время. И вот они мне подписали: «Александру Фёдоровичу от пострадавших в землетрясении семьи Бурляевых. Не дай вам Бог испытать, что и мы». Вот такие люди, — говорит врач-хирург Александр Красник.

— В России — да. Мы такого никогда не слышали. Я не знаю, откуда это пришло, «Час тишины». Но мы в это время нашли нескольких живых. Потому что когда техника работает круглосуточно, там ничего не слышно. Там хоть закричись. А когда все прекращают движение, там были слышны из-под завалов крики. Наша группа иркутских спасателей среди всех команд, которые там работали, мы на втором-третьем месте по количеству живых. Семь человек вытащили живыми, пятеро остались в живых, — говорит заслуженный спасатель России Виктор Гулевич.

— Землетрясение в Нефтегорске стало самым разрушительным в современной истории страны. В трехтысячном посёлке погибло больше двух тысяч человек. После разбора завалов населённый пункт решили не восстанавливать. Сейчас на месте Нефтегорска мемориальный комплекс с часовней и кладбищем, где погребены погибшие жители посёлка. Каждый год 28 мая проходят траурные церемонии. А для иркутских спасателей опыт Нефтегорска помог при ликвидации других ЧС, которые происходили позже, не только в Прибайкалье, но и в других регионах страны.

0
0
Автор
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.