Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Чем дальше в лес - тем больше дров. Несанкционированную деляну обнаружила съёмочная группа "Вести-Иркутск" в рейде с инспекторами Гороховского лесничества

Там сразу несколько бригад заготавливали древесину по одному договору. И все якобы помогают местной сельчанке — готовят для неё дрова.

Визг пилы и рычание трактора разносятся на десятки километров. Здесь рубят лес. Бригада рабочих, техника, а неподалёку уже сложенный кругляк ожидает погрузки на лесовоз.

— Эту деляну отводил кто-нибудь?
— Никто не отводил.
— То есть этот участок не тот, который в договоре указан?
— Нет, конечно.
— Это уже копия. А где настоящий договор?
— Что мне дали, то и есть.

Вместе с лесными инспекторами наша съёмочная группа приехала в Гороховское участковое лесничество. Находится в ста километрах от Иркутска. Весной 2019-го здесь был крупный пожар. Рабочие рассказывают — заготавливают дрова для отопления, по-соседски помогают односельчанам.

— Но в Горохово.
— Она вам дала доверенность, чтобы вы заготовили?
— Нет.
— Вы ей дров-то привезли?
— Нет ещё.


Вот только в документах указан 100-й квартал, 19-й выдел, а по факту рубили в 124-м квартале, 20-й выдел. Заготавливали дрова шестиметровым сортиментом. Так называют срубленное дерево без верхушки, предназначенное для промышленной переработки. Должно быть, очень большая печь у односельчанки. Остальное оставляли как мусор.

— Согласно договору длина вывозимой древесины должна быть не больше полутора метров, а там шестиметровые лежат, вывозятся. По идее, это всё же дрова. Должна оставляться только ветошь, сучки, а тут ещё вот. Они всё превращают в хлам, — говорит старший участковый инспектор Гороховского участкового лесничества Михаил Лобанов.

При заготовке дров, согласно Лесному кодексу, на руках должен быть оригинал договора либо нотариально заверенная копия. Обычных копий можно сделать много.

— Ездим, смотрим, бывает, что по этому договору работают три-четыре, до пяти бригад.К руководству мы обращались. Непосредственно наш руководитель с нами ездит по лесу и говорит, что это нормально, что это в пределах нормы.Работаю в лесном хозяйстве с 1979 года, такой беспредел не встречал никогда.

Дальше по дороге — изрядно поредевший лес, пни, сваленные деревья и куча такой же заготовленной древесины. Мимо проезжает гружёный лесовоз и уже знакомый трактор. Останавливаем водителя.

— Здравствуйте. Скажите, куда едете? Куда везёте лес?
— В Урик.
— Покажите документы.

В договоре на оказание транспортных услуг фигурирует уже знакомое имя — Валентина Афанасьева. Проживает в Горохово. Но почему лесовоз держит направление в Урик, водитель объяснить не может.

— У вас договор на оказание транспортных услуг. А вы говорите, что везёте лес себе. Не вяжется.
— Не вяжется.
— По-честному, куда везёте, откуда везёте?
— Надо позвонить узнать.
— Кому позвонить?
— Узнать.. Да блин.. я не могу.. не знаю.

Чтобы разгадать этот маршрутный ребус, едем в Горохово, к той самой Валентине Афанасьевой. Судя по увиденному, 25 кубов ей заготавливают бригада рабочих и сразу три единицы спецтехники. Но по указанному в документах адресу проживают другие люди.

— Как такое могло получиться? Она раньше здесь не проживала?
— Нет. Ошибочка вышла.

Как рассказывают жители окрестных деревень, бригады в лесу — явление отнюдь не стихийное, работают на определённых людей.

— Жители называли две фамилии — Мишечкин и Фёдоров. Работают их бригады. Было оговорено о том, что в тех местах, где ещё остался лес, всё это весной подожгут и также горельником всё вывезется. Все об этом знают, но никто ничего сделать не может. Боятся. Древесину вывозят в Урик. Там пилорама. И днём, и ночью лесовозы ходят. Всё, что в 2019 сожгли, всё туда вывезли, — говорит жительница дер. Усть-Балей Юлия Артёменко.

Местные говорят — обращались в полицию с жалобой. Мужчин опросили и установили, что граждане «к рубкам сухостойной древесины на территории Иркутского района никакого отношения не имеют». Нам удалось поговорить с бывшим сотрудником Гороховского участкового лесничества. Он рассказал — жители Иркутска и посёлка Александровское, на которых работают лесорубы, лично знакомы с начальником Иркутского лесничества Тимуром Макаровым. В подтверждение показал переписку.

— Позвони Тимуру. Пусть выйдет.
— Т. В. велел передать, что ему нужно купить два напольных вентилятора. Один ему, второй в бухгалтерию.
— Я ему нормально занёс.
— Я вообще в шоке от его «работы». Так нельзя.
— 10 раз — и вертолёт в гараже.

Данные сервиса электронного документооборота сообщают, что данный иркутянин действительно некогда занимался лесозаготовкой. Сейчас его ИП на стадии ликвидации. По адресу, где оно было зарегистрировано, по словам соседей, сейчас никто не проживает.

— Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию вырубки лесов в Гороховском участковом лесничестве. Как мне рассказали, у вас есть ИП, которое занимается лесозаготовкой. Это так?
— Нет, не так. Там уже конкретно у кого-то заинтересованность или меня, или кого-то другого подставить, чтобы под раздачу попали. Я приезжаю иногда, общаюсь, у меня там знакомые, друзья, за грибами за ягодами. А заниматься конкретно лесом, нет, конечно.

Согласно приказу Минприроды, после пожара специалисты должны провести лесопатологическое обследование. Такая экспертиза помогает определить состояние насаждений. После этого назначают санитарно-оздоровительные мероприятия — сплошные или выборочные рубки для дальнейшего лесовосстановления. Без всего этого рубить деревья запрещено. В региональном министерстве лесного комплекса подтвердили — обследований в местах рубки не проводилось.

— На указанном участке проведена выездная проверка, установлен факт рубки. По данному факту проводится проверка, предварительно установлено, что данный участок не передавался в аренду и санитарно-оздоровительные мероприятия на данном участке не назначались, — говорит заместитель министра лесного комплекса Иркутской области Эдуард Филиппов.

Во время нашего интервью в минлеса пришёл как раз начальник Иркутского лесничества Тимур Макаров.

— В процессе интервью мы сейчас выяснили, что лесопатологического обследования в Гороховском участковом лесничестве не проводилось. Проводилось только одного отдельного участка. Почему вы выписывали договоры на продление и вообще в принципе договоры на заготовку древесины?
— В соответствии с Лесным кодексом.
— Какая статья?
— Почитайте, там есть это. Я вам не буду сейчас отвечать на этот вопрос. Приезжайте ко мне в лесничество я вам отвечу на все вопросы.
— Когда могу к вам подъехать?
— Договариваться надо.
— Номер телефона ваш можно?
— Нет, нельзя.
— А почему туда заезжают бригады и работают по копиям с вашей подписью?
— Я ещё раз повторяю, все вопросы в лесничестве. Приедете, я отвечу на все ваши вопросы. Я сейчас сюда приехал по другому вопросу. Всё, до свидания, — говорит руководитель Иркутского лесничества Тимур Макаров.

Как рассказали нам сотрудники лесничества, их руководство сменилось осенью 2018 года. С тех пор уволилось почти 40 человек. Сейчас комплексную проверку там проводит минлеском региона.

0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.