Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Вопрос жизни и смерти. Иркутские медики жалуются на нехватку мест для ковидных пациентов

О том, что ситуация на грани, уже в открытую заявляют и медики. Сотрудники скорой помощи, говорят — «да, едем к коронавирусным пациентам долго, иногда несколько дней, а потом часами возим по больницам, пытаясь их пристроить». Замечу, больных в тяжелом состоянии. Иногда их, по словам медиков, приходится возвращать домой, потому что мест в ковидных госпиталях нет.

— Очень много тяжелых больных реально, которые задыхаются, у которых сатурация ниже 80-ти. И когда отправляешь бригаду, бригада ничего не может сделать. Они все спрашивают: «Куда их везти?». А куда везти? Я спрашиваю, куда их можно везти? Дайте места, мест нет.

На эти вопросы фельдшер иркутской станции скорой помощи ответов пока не дождалась. Валентина Монхороева направляет на вызовы ковидные бригады.

И она рассказала нам, теперь попасть в больницу для пациентов с вирусом настоящий квест. Тесть Сергея Бурдуковского один из тех, кто прошел его далеко не сразу.

— 29 числа утром мы вызвали скорую. Скорая приехала в 3 часа ночи 30 числа. Скорая приехала, осмотрела тестя моего и сказали, что забирать его не будут, потому что нет мест в больницах. Сказали звонить с 8-ми утра на номер 103 и узнавать, когда место появится. Тогда нас заберут. Скорая приехала только 2 июля в четвертом часу ночи, — говорит житель Иркутска Сергей Бурдуковский.

Однако на этом проблемы не закончились. Вместе с тестем и бригадой медиков Сергей с 4 ночи до 8 утра объезжал городские больницы. Приняли пациента с ковидом только после того, как выяснилось, у него еще несколько сопутствующих заболеваний. Но так «везет» далеко не всем.

О том, как чаще всего сейчас обстоят дела, рассказала в соцсетях фельдшер одной из ковидных бригад Ольга Стоянович.

— 71 год. Вот родственники разрешили мне снять все это на видео. И я хочу его выложить и рассказать людям правду. Бабушка находится на кислородном концентраторе, и сатурация на концентраторе сейчас 85. Отключить я ее даже боюсь с этого концентратора, потому что кислородное голодание наступит тут же. Женщина в тяжелом состоянии. Мест для госпитализации нет.

Бригада скорой все же принимает решение госпитализировать пациентку. Долгий тур по иркутским больницам начинается с ГКБ № 1

— По показаниям кислород кончается у нас. В машине кончается. А мы взяли ее из дома, у нее направление от 30-го числа, положительный мазок.
— У нас нет мест физически.
— Я понимаю, то есть пускай она в машине умирает?
— У нас нет физически мест, понимаете? Вызывайте скорую, пусть она помогает вам. Заведете ее еще на кислород, пусть она подышит и увозите ее обратно.
— Куда обратно? Домой?
— В стационар.

Следующая остановка госпиталь ветеранов.

— У нас нет кислорода. В смысле мест с кислородом нету. Женщина?
— Женщина.
— Нет мест.
— Что делать нам?
— Вы меня сейчас спрашиваете?
— Я вас спрашиваю.
— Свою старшую смены спросите. Ей было передано, у нас нет с кислородом мест. И мест нет. А почему вообще сюда привезли?
— В ближайшую больницу везем. По жизненным показаниям я имею право везти в ближайшую больницу.
— Вы привезли, и я говорю, у нас нет мест.
«Родственница пациентки начинает плакать»
— Возьмите пожалуйста...
— Девушка вот вы говорите взять, я согласна, но куда? У нас реанимация перезабита, у нас мест нет.

Госпитализировать пациентку в тяжелейшем состоянии так и не удалось. Медики из бригад скорой помощи рассказывают в мессенджерах — таких ситуаций десятки.

— Пациент с провизорной пневмонией отказывается покидать салон скорой. Поехали с ним и его женой на подстанцию. Они сказали, у нас будут сидеть, пока куда-нибудь не увезем.

— Мы на работу идем и не знаем, чего ожидать от работы. Как нам быть? Как нам помочь людям? Потому что без больниц, без стационаров мы бессильны просто-напросто. Людей нужно госпитализировать, людей нужно лечить именно в условиях стационара, где есть кислород, где есть ИВЛ. А дома оставлять тяжелобольных мы и не имеем права, и некуда их.
— И все же приходится оставлять дома?
— Приходится оставлять дома. Ситуация безвыходная ,и она требует немедленного просто решения, — говорит фельдшер Иркутской станции скорой помощи Ольга Стоянович.

Несколько дней назад в Ангарском перинатальном центре развернули 300 коек для лечения коронавируса. Сейчас в Иркутской области — 5693 места для тех, кому требуется госпитализация. Это самое большое количество в нашем регионе за все время пандемии.

— Безусловно мы изыщем все возможности, чтобы коечным фондом обеспечить наших жителей, но это пятикратная перегрузка от нормального значения этих цифр. Поэтому, конечно, всем тяжело сейчас. И мы не можем просто взять и в регионе количество врачей умножить на 5. Мы работаем с тем количеством врачей, что работали в начале года, что в прошлом году. То есть их количество не меняется. Нагрузка меняется, темпы меняются, — говорит министр здравоохранения Иркутской области Яков Сандаков.

На минувшей неделе коронавирус у новорожденных впервые выявили врачи Иркутской области. Дети появились на свет от женщин с положительным ковид-тестом. Также 29 июня в регионе зафиксировали смертельный антирекорд — за сутки от вируса скончались 26 человек и еще двое от сопутствующих заболеваний.

— Еще один антирекорд за все время пандемии -это количество госпитализированных с ковидом жителей Иркутской области. Сейчас их более пяти с половиной тысяч. Напомню, до начала третьей волны на лечении в больницах находилось лишь около двух с половиной тысяч человек. Кроме того, теперь за сутки в регионе фиксируют более 300 новых случаев инфекции и числа всех этих перечисленных антирекордов продолжают расти.

0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.