https://vestiirk.ru/tv/vsio-dlia-pobedy-telemarafon/ https://vestiirk.ru/tv/vsio-dlia-pobedy-telemarafon/ https://vestiirk.ru/tv/vsio-dlia-pobedy-telemarafon/

Суд в Братске признал машиниста электровоза виновным в гибели ребенка на ж/д путях — адвокаты намерены бороться за его свободу. Спецрепортаж Дарьи Ткачук

29 декабря 2022 г. 21:11
© ГТРК «Иркутск» / Дарья Ткачук, Руслан Генаев, Роман Казаков

"Назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием наказания в колонии-поселении."

Он надеялся, что чаша весов Фемиды склонится в его сторону. Но победила сторона обвинения. Машинист электровоза с многолетним стажем Максим Ильин по решению Братского суда виновен в гибели одного ребенка на жд/путях и в инвалидности другого. Все, кто был в момент оглашения приговора: его жена, родственники и сторона защиты — в происходящее верят с трудом. Для Иркутской области это, можно сказать, случай беспрецедентный — на машиниста надевают наручники.

"Судья только что растоптала УПК — уголовно-процессуальный кодекс и Конституцию вот этим приговором."
"Вы признаете свою вину?"
"Как я могу признать себя виновным, если я применял экстренное торможение? Я тормозил, когда увидел ребятишек, а все остальное на каких-то домыслах строится. Мной выполнены абсолютно все требования должностных инструкций", — говорит подсудимый Максим Ильин.

От момента трагедии до приговора прошло почти пять лет.

Все случилось в октябре 2018-го. Железнодорожный мост над автомагистралью в Братске. Одиночный локомотив под управлением Максима Ильина шел со скоростью 57 километров в час. Двое мальчишек играли там, где очень опасно и вовсе нельзя. Десятилетний школьник погиб на месте, его восьмилетний друг получил крайне тяжелые травмы. Автомобилист, что с дороги услышал очень громкий сигнал электровоза, позже расскажет журналисту местной телекомпании о том, что видел.

"Начал гудеть сильно, сигнал подавать состав, и очень долго. Я остановился там на остановке, на Пихтовой. И смотрю, машинист бежит по путям. Я развернулся и подъехал под мост. Ну и поднялся на мост, взял простынь свою, чтобы помогать машинисту. Ребенок один маленько свис туда наполовину."

После этого началось расследование. В уголовном деле сначала было два фигуранта. Сам машинист и его помощник — Евгений Шуляк. Есть аудиозапись, где следователи предлагают оказать помощь пострадавшим семьям, и в том случае это означало бы автоматическое признание вины, уверен подсудимый. Железнодорожники выбрали путь — по жесткой букве закона. Евгений Шуляк из подозреваемого превратился в свидетеля, а для Максима Ильина этот путь оказался очень длинным. Братский транспортный прокурор представляет интересы несовершеннолетних — уверена, что следователи полностью доказали вину машиниста.

"Только после травмирования убегавших по мосту от локомотива детей он применил экстренное торможение и подал сигнал. В ходе следственного эксперимента установлено, что машинист мог и должен был увидеть из локомотива детей на расстоянии более 400 метров. Если бы осужденный добросовестно исполнял возложенные на него обязанности, следил бы за занятостью пути, трагедии удалось бы избежать", — говорит Братский транспортный прокурор Наталья Огаркова.

Делом Максима Ильина занимались по очереди три адвоката. Вот первый — Владимир Зарубин. Он бывший сотрудник правоохранительных органов.

"У нас были документы, которые показывали, что следствие велось с грубейшими нарушениями законности."

Особенно, как уверен адвокат, в части базового доказательства — следственного эксперимента. Трагедия случилась в октябре, а эксперимент провели только в феврале.

"Когда абсолютно изменились дорожные условия. Изменилась, соответственно, природа. Потому что — или октябрь месяц, а тут белое абсолютно поле. И, соответственно, на этом белом поле они выложили два манекена", — говорит бывший адвокат машиниста Владимир Зарубин.

И как говорит адвокат, манекены были взрослые, а скорость движения поезда на эксперименте была всего 20 километров в час, притом что в момент трагедии локомотив двигался 57 километров в час.

Две экспертизы этого следственного эксперимента подтвердили — машинист мог предотвратить всё, а третья заключила, что мужчина всё же невиновен. Но суд последнюю не учел. Добиться допроса тех самых следователей у адвоката тогда не получилось.

"Неожиданно вся следственная группа, которая участвовала в этом уголовном деле, резко ушла — кто на пенсию, кто уволился", — говорит бывший адвокат машиниста Владимир Зарубин.

Самый главный свидетель того страшного происшествия — помощник машиниста Евгений Шуляк. Эта трагедия разделила жизнь его и Максима Ильина на до и после.

"Я до сих пор переживаю это. У меня самого сын, ему десять лет."

Вспомнить детали аварии, помощник машиниста говорит, сейчас непросто, но точно одно — все сделали по инструкции: сигнал подавали на указанных в инструкции участках, машинист Максим Ильин не отвлекался от дороги ни на секунду. Все случилось очень неожиданно.

"Заметили уже в последний момент. То есть перед самым столкновением. Я вставал со своего рабочего места. И периферическим зрением я увидел какое-то движение. И дал команду машинисту тормозить, на что Максим отреагировал мгновенно. То есть применил экстренное торможение. И мы остановились", — говорит помощник машиниста электровоза Евгений Шуляк.

"Неизвестно, в какой момент времени подход к этому мосту обнесли колючей проволокой. Но пробраться сюда, в принципе, непросто. Есть версия, что мальчишки пришли оттуда, со стороны гаражей. Они сначала играли там, потом переместились на этот однопутный мост. Мы видим, что он довольно узкий, и разойтись человеку с поездом здесь практически невозможно", — говорит корреспондент Дарья Ткачук.

Дети не были под колесами, их, предполагают свидетели, могло зацепить корпусом локомотива и отбросить. Почему они сами так поздно заметили поезд — остается загадкой.

Выживший восьмилетний мальчик долго пролежал в реанимации. После того как немного восстановился, в присутствии педагога-психолога рассказал, что смог вспомнить. Вот выдержка из решения суда.

"Кидали камни на проезжающие под мостом автомобили. Потом увидел приближающийся большой поезд, цвет не помню, помню, что было больно, когда поезд задел меня. Когда увидел его — испугался, и не помню, остался ли он на том же месте сидеть либо побежал от поезда, приближающийся поезд услышал по грохотанию. Также слышал, как поезд издал звуковой сигнал, когда был рядом."

За всем этим, кстати, наблюдал еще один свидетель с дороги. Автомобилист следователям сообщил, что дети в опасном месте играли около часа. А звук сигнала локомотива он услышал только в момент экстренного торможения. Его показания стали, в том числе, основополагающими для суда. Что вызвало бурю эмоций у родственников машиниста.

"Сложно было ему сказать, чтобы дети ушли с пути? Ну ты же видишь, ты целый час наблюдаешь, как дети камушки на машинки кидают, тебе все равно, но ты потом выступаешь свидетелем и обвиняешь машиниста", — говорит тетя подсудимого Валентина Евлампиева.

У Максима Ильина есть значок лучшего машиниста — в 2015 году он он победил в конкурсе профессионального мастерства. Родственники и коллеги не верят, что он мог допустить ошибку или халатно отнестись к работе.

"Он настолько скрупулезен и ответственен к работе, что это не про того человека", — говорит сестра подсудимого Мария Ильина.

"Даже помощники машиниста плакали, что он очень строго к ним относился, он не мог ничего плохого сделать", — говорит жена подсудимого Наталья Агеева.

Коллега Максима Ильина Никита Тимошкин подтверждает слова супруги подсудимого. Он говорит — все сотрудники их локомотивного депо в Железногорске уверены в невиновности машиниста.

"Это в голове не укладывается. Его судят, как будто бы он пьяный на этом электровозе в песочницу въехал", — говорит машинист-инструктор локомотивного депо "Коршуниха" Никита Тимошкин.

За четыре с лишним года судебных разбирательств Максим Ильин серьезно подорвал здоровье, заседания постоянно приходилось переносить. С первым адвокатом Владимиром Зарубиным спустя три года он работать отказался, вероятно, не сошлись в позиции защиты. Он ее относительно дела Ильина выразил так.

"Действия локомотивной бригады я комментировать не буду. У нас есть 90-й псалом. В псалтыре. Там написано — воздаяние будет у каждого, того, кто действовал, мягко говоря, не так, как требует закон Божий", — говорит бывший адвокат машиниста Владимир Зарубин.

Сейчас за дело Ильина взялись иркутские адвокаты Станислав Орловский и Андрей Степанов. Вот, кстати, эту большую папку документов собрал сам машинист, за годы в статусе обвиняемого он изучал все нормы, по которым его судили.

"Мы видим, что человек очень педантичный, и отступления от каких-либо правил для него это ненормально", — говорит адвокат машиниста Станислав Орловский.

Изучив материалы дела и решение братского суда, свою позицию новые адвокаты машиниста пока сформулировали так.

"Доказательства, которые были представлены стороной обвинения, суд принял как достоверные, особо не подвергал их оценке. У нас есть все шансы добиться отмены, по нашему мнению, необоснованного приговора", — говорит адвокат машиниста Андрей Степанов.

С конца ноября этого года Максим Ильин находится в СИЗО. В изменении ему меры пресечения областной суд адвокатам отказал. Заседания по обжалованию приговора, говорят его защитники, начнутся не раньше середины февраля.

Подробнее спецрепортаж обсудим с корреспондентом Дарьей Ткачук.