Трагедия недели - падение самолета в Казачинском. Как спасали тех, кто чудом уцелел среди обломков

23 сентября 2021 г. 2:13
Обложка новости
© ГТРК «Иркутск» / Галина Хунгуреева

Пассажирский самолет L410 разбился при заходе на посадку. Погибли четверо человек, в том числе один из пилотов. Остальные чудом уцелели - от воздушного судна остались одни обломки.

- Небольшое село Казачинское на севере Иркутской области. Попасть сюда прямым рейсом можно только из Иркутска. Совершают их разные авиакомпании до пяти в неделю. А принимает вот такое небольшое кирпичное здание аэропорта. Именно через эти двери должны были выйти пассажиры злополучного рейса, которым летел самолёт L-410, но встречать их, к сожалению, пришлось в другом месте.

И не с цветами, а в ожидании самых страшных новостей на берегу реки Киренги.

Ночью в плотном тумане звучали сначала редкие и сдержанные переговоры родственников. Позже тишину начал разрывать рёв лодочных моторов - так доставляли первых пострадавших в авиакатастрофе людей. Одними из тех, кто сразу поспешил на место аварии была семья Васильевых.

- Звонок поступил, на пижамы верхнюю одежду и в чём были поехали. Приехали, была тишина, были слышны стоны, крики "Эй, эй". Было очень холодно, сыро и очень страшно. Все стояли молча, ждали. Я спрашивала "У вас там кто-то есть?" и отвечали "Да, у меня там папа", допустим, - говорит жительница с. Казачинское Людмила Васильева.

А на поиски иркутской студентки Людмилы Кокшаровой отправился её жених. Кольцо на безымянном пальце он ей преподнёс всего месяц назад. 23-летняя студентка планировала сначала погостить, а потом и вовсе переехать. Это было её первое путешествие на самолёте. От жесткого приземления Людмила сильно ударилась головой о переднее сиденье. Как отстегнула ремень безопасности, как выбиралась наружу, не помнит от шока.

- Мы раз повернули, два повернули и стали удаляться от огней в темноту. Потом мелькнуло что-то в окне, я потом поняла, что это были деревья, и резкий толчок. И потом мы по гравийке тащились. Кто-то сидел плакал, кто-то кричал, у меня вообще не было никаких эмоций, я просто знала, что меня Антон найдёт. Я пошла в носовую часть самолёта, посмотреть людей. Там было всё гораздо хуже. Один человек лежал уже без дыхания. Один был в крови, и на нём лежало дерево. Один пилот, у него всё лицо было в крови, пытался достать второго пилота. Я пыталась помочь ему и пока держала отогнутым кусок железа от сиденья, его достали наполовину, и он умер, - говорит пострадавшая в авиакатастрофе Людмила Кокшарова.

В груде металлолома с изображением розовых цветов на кусках фюзеляжа с трудом угадываются черты легкомоторного самолёта. Железная птица "брюхом" вспахала десятки метров и оставила ровную полосу на месте жёсткой посадки. L-410 приземлился на сопке, в четырёх километрах севернее от аэропорта, на острове Иннокентьевский. Чтобы переправить людей на лодках, их сначала метров триста спускали с горы на носилках.

- Была девушка одна, она к моему мужу подошла и спросила "А вы видели такого мужчину?", он ответил "Да, погиб". Она говорит "Нет, нет, такой вот в куртке и джинсах?" "Да-да, погиб" ,и она заплакала. Была женщина, когда вышел мужчина со сломанной рукой из лодки, и она - "Живой! Живой!" и прямо до мурашек по спине, то есть радость такая. Мне кажется, всё равно 12 человек выжили - это очень большое чудо, - говорит жительница с. Казачинское Людмила Васильева.

Спаслись, в основном те, кто сидел в хвостовой части самолёта. Среди погибших - три пассажира и один член экипажа. Тела из Казачинского родственникам приходилось вывозить наземным транспортом.

- Обещали перевезти бортом. Потом оказалось, что нет цинковых гробов. Потом появились, в итоге говорят: "Давайте завтра-послезавтра". И получается народ вынудили везти тела своим транспортом, наземным транспортом 700 километров. Дорога ужасная. У меня друг погиб в авиакатастрофе, - говорит житель пос. Магистральный Валерий Загребин.

Многие в Казачинском восприняли беду как свою личную.

- Это же земляки, односельчане. Как не досмотрели. Туман. Сочувствие, глубокое сочувствие. Кардиолог Попович, я лично к ней не раз обращалась, такая женщина душевная, тёплая, - говорит жительница с. Казачинское Татьяна Распутина.

- Как не трагедия? Для всех трагедия. Как можно ночью присылать самолёт? А? Додуматься до этого, - говорит житель с. Казачинское Владимир Суханов.

- Мы же сибиряки добрые люди, готовы последнее отдать и помочь. Очень тяжёлое событие, - говорит жительница с. Улькан Галина Бульонова.

- Шок для всех. Такого не было никогда. Все друг друга знают, - говорит житель с. Казачинское Александр Жигадло.

Сейчас периметр острова круглосуточно охраняют следователи из центрального аппарата в Москве. На месте работают и специалисты межгосударственного авиационного комитета. Возбуждено уголовное дело. Семьям погибших решено выплатить компенсации в размере один миллион рублей. Остальным по 500, 250 и сто тысяч рублей в зависимости от тяжести полученных травм. Федеральное агентство воздушного транспорта Росавиации запретил авиакомпании СиЛа, которой принадлежал упавший самолёт, совершать ночные рейсы.