Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Вода из кранов в Иркутске - такая же, как в Байкале? Что пьют жители областного центра

Вода, которая бежит из кранов в квартирах областного центра — та же, что и в Байкале. Для обеззараживания уже используют не жидкий хлор, а — обычную соль. Чем живёт и как работает сейчас Иркутский водоканал — об этом в рубрике «Чистая вода».

После короткой утренней планёрки бригады получают задание, инструктаж — и поехали. У десятков сотрудников Водоканала так каждый день. Упало давление или ночной прорыв труб. Всё это нужно быстро устранить, чтобы мы с вами, проснувшись утром, открыли кран с водой, спокойно вскипятили чайник и приготовили завтрак. Эти машины скоро разъедутся по своим объектам. Большой город не ждёт.

Пожалуй, самое главное, за что беспокоятся потребители, это качество воды. За этим следят здесь, в центральной аналитической лаборатории иркутского «Водоканала», штат — всего-то десять девушек. На вооружении — колбы, фильтры и даже огонь.

Мы сейчас будем ставить фильтр, вода профильтруется, и мы её оставим в питательной среде. На следующий день мы будем смотреть, что на ней выросло
Обычно ничего страшного не вырастает. В этой комнате проверяют на «микробиологию» всю воду — и ту, что привозят с водозабора, и ту, что бежит в трубах. Проб, не соответствующих нормативным требованиям, в Иркутске совсем мало — около одного процента. Благодаря Байкалу.

Сотрудники лаборатории тестируют воду каждый день. За год выходит 8000 разных проверок. По качеству в Иркутске она почти не отличается — что в центре, что в Ново-Ленино — говорит Ирина Янкилевич, ведущий инженер по качеству воды.

— В принципе она везде одинаковая. Есть небольшие различия, потому что есть ещё влияние труб. А так — везде одинаковая по основным показателям. Водоподготовки у неё никакой нет, только обеззараживание. Обычной поваренной солью, которая при электролизе переходит в свободный хлор и вода просто хлорируется, — говорит ведущий инженер по качеству центральной аналитической лаборатории МУП «Водоканал» Иркутска Ирина Янкилевич.

Кстати, вот она, эта самая обыкновенная соль.

— Такое количество соли используется для обеззараживания воды при заборе из нашей любимой реки Ангары. Здесь расположено около 40 тонн, тонну в сутки используют на обеззараживание системы воды, — говорит заместитель главного инженера по эксплуатации сетей водопровода и канализации МУП «Водоканал» Иркутска Евгений Ильяшевич.

Фактически то, что попадает в наши дома, — это байкальская вода в чистом виде. Труба подаёт её из водохранилища с глубины 14ти метров. Влияние поверхностного слоя — минимальное — говорят специалисты «Водоканала». А за теми путями, которыми потоки идут дальше по городу, следят здесь — в диспетчерском пункте. Это «мозг» предприятия.

— Как пункт управления полётами. Режим работы всех объектов и сооружений зависит от работы диспетчерской службы. На мониторе показана система навигации, которая контролирует, где находится наша техника сейчас. Мы в любой момент можем отследить, где какая бригада, какие ресурсы задействованы на том или ином объекте, — говорит начальник диспетчерской службы МУП «Водоканал» Иркутска Татьяна Губина.

Отследить также можно состояние труб и насосных станций — их подземная жизнь видна на большом мониторе. Звонков за день диспетчерам поступает от сотни и до бесконечности. Иркутск в сутки потребляет до 180ти тысяч кубометров воды. Объёмы растут, а коммуникации вместе с этим изнашиваются — рассказывает Андрей Куртин, главный инженер иркутского «Водоканала».

-52% сетей имеют полный износ. Есть программа, мы строим, на замену сетей, но существуют вполне объективные ограничения, у нас нет волшебных средств, у нас только тариф. И он подчиняется законам, его не могут увеличить. Ну и плюс есть такая субъективная реальность, как задолженность. На сегодняшний день это задолженность населения — формально звучит так, хотя мы понимаем, что в половине случаев это задолженность управляющих компаний, — говорит главный инженер МУП «Водоканал» Иркутска Андрей Куртин.

Из-за этого «Водоканалу» приходится переходить на прямые договоры с потребителями — так надёжнее. В Иркутске 820 километров коммуникаций — условно говоря, если их все соединить, получится труба почти до Усть-Илимска. Прорывы случаются постоянно, и в таких случаях на помощь спешит вот такой агрегат.

Американская система под названием «установка для горизонтально-направленного бурения» — по сути, умный коммунальный крот. Машина меняет или прокладывает трубы без траншей.

— Либо вы представляете, работала бы техника, и что надо было бы нам на протяжении 20−30 метров труб? Экскаваторы, трубоукладчики, краны. Либо данным агрегатом управляет один оператор, — говорит заместитель главного инженера по эксплуатации сетей водопровода и канализации МУП «Водоканал» Иркутска Евгений Ильяшевич.

Через полчаса жители этого двора даже не поймут, что у них под деревьями проложили ветку трубопровода. А специалисты поедут на следующий объект. Менять трубы, брать пробы и проверять их в лаборатории. Чтобы Иркутск и дальше оставался одним из немногих городов России, где воду можно пить из-под крана.

0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.